Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
442 ЙЕЕВЬІЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. давая тѣмъ номять,' что онъ очищенъ раскаяніемъ; привелъ
его обратно въ церковь; .молился съ нимъ и постился, утѣ¬
шая кроткими-словами, и оставилъ тогда только, когда совер¬
шенно примирилъ его съ церковью, которой и оставилъ тѣмъ воз¬
вышенный образецъ истиннаго раскаянія, какъ замѣчательное до¬
казательство втораго возрожденія и какбы трофеи видимаго по¬
каянія, когда въ заключеніе вѣковъ ангелы примутъ истинно каю¬
щихся въ небесное обитаніе, восторженно радуясь, воспѣвая слав¬
ные гимны и открывая небеса" |0'). О другихъ преданіяхъ можно только кратко упомянуть.
Одинъ прекрасный разсказъ основывается единственно на автори¬
тетѣ инока Кассіана 1ое) (420 г.). Но не смотря на то, что онъ
относится къ столь позднему времени и не подкрѣпляется другими
данными, во многихъ отношеніяхъ весьма характеристиченъ. По
нему ап. Іоаннъ, въ часы покоя и отдохновенія, обыкновенно
занимался игрою съ маленькою ручною куропаткою. Однажды мо¬
лодой охотникъ, крайне желавшій видѣть его, увидавъ его за та¬
кимъ занятіемъ, едва могъ скрыть свое изумленіе и даже неодоб¬
реніе, думая, какъ такой знаменитый человѣкъ тѣшитъ себя столь
тщетною забавою. „Не тотъ ли ты славный Іоаннъ, наконецъ
сказалъ онъ, котораго я столь пламенно желалъ видѣть? Какъ же
можешь унижать себя столь тщетнымъ развлеченіемъ?" Іоаннъ
отвѣчалъ ему: „что это такое въ рукѣ твоей?" — „Это лукъ", от¬
вѣчалъ стрѣлокъ. —„Почему же онъ непостоянно натянутъ?* —
„Потому, отвѣчалъ стрѣлокъ, что отъ постояннаго напряженія
онъ утратилъ бы свои свойства, и когда нужно съ усиліемъ пу¬
стить стрѣлу въ дикаго звѣря, то невозможно это было бы сдѣ¬
лать: лукъ не имѣлъ бы силы".— „Не удивляйся же, молодой че¬
ловѣкъ, сказалъ Іоаннъ, что я даю временное отдохновеніе уму
своему: если онъ постоянно будетъ въ напряженіи, то также
утратитъ свою крѣпость и ослабѣетъ, когда по необходимости
потребуешь отъ него усилій". Прелесть этого разсказа заключает¬
ся гораздо менѣе въ обычномъ примѣрѣ не всегда натянутаго
лука, чѣмъ въ нѣжности святаго старца къ тварямъ Божіимъ.
Іудеи между народами древности выдавались своею любовью
къ безсловеснымъ животнымъ. Даже Моисей поучалъ безпечныхъ
мальчиковъ не ловить птицы самки, когда они брали птенцевъ
изъ гнѣздъ, и это милосердное постановленіе онъ внушалъ трижды
повторенною заповѣдью: „не вари тельца въ молокѣ его матери".
По прекрасному раввинскому сказанію о великомъ законодателѣ,
однажды: онъ -зашелъ за ягненкомъ далеко въ пустыню, и когда
нашелъ его, то взялъ его на руки, говоря: „ягненочекъ! ты не
знаешь,!:что, -хорошо для тебя; иди ко мнѣ, твоему пастуху, и я