Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПРИЛОЖЕНІЯ. 819 пашемъ; что Подикратъ, самъ епископъ Ефесскій, жившій менѣе столѣтія.
Послѣ смерти Іоанна, сдѣлалъ ту же самую очевидную ошибку, какая при¬
писывается Иринею *); и что не смотря на всю его туманность и неизвѣст¬
ность раннимъ писателемъ, не смотря на то, что всѣ свѣденія о немъ по¬
гибли, этотъ «пресвитеръ» былъ однакоже авторомъ или Евангелія и Посла¬
нія, или Апокалипсиса, или втораго и третьяго посланій, или всѣхъ этихъ
сочиненій вмѣстѣ. Сгейаі «Гисіаеиз АреІІа—поп едо! Но критики, отрицающіе азіатскую дѣятельность Іоанна, выставляютъ
«дну или двѣ хронологическихъ трудности. Они говорятъ, что если Ириней
зналъ Поликарпа, который зналъ ап. Іоанна, то всѣ они трое должны были
достигнуть необычайнаго долголѣтія. Эго долголѣтіе, однакоже, не могло
быть необычайнымъ. Преданіе всегда предполагало, что ан. Іоаннъ. до¬
стигъ крайне преклоннаго возраста. Предполагая, что онъ умеръ въ 90-мъ
году и что Ириней писалъ около 18Э года, тогда пространство, раздѣляющее
ихъ, было бы тоже самое, которое отдѣляетъ насъ отъ послѣднихъ дней Воль¬
тера. И однакоже, помимо всякаго чудеснаго долголѣтія, де-Ремюза часто бесѣ¬
довалъ о Вольтерѣ съ аббатомъ Морелье, который дѣйствительно зналъ его.
Если мученичество Поликаряа произошло, какъ повидимому доказалъ Баддинг¬
тонъ, около 155 года *), то Поликарпъ имѣлъ тогда 86 дѣтъ отъ роду. Слѣ¬
довательно онъ рожденъ былъ въ 69 году, и ему было по крайней мѣрѣ
21 годъ, когда умеръ ап. Іоаннъ. Поэтому, нѣтъ затрудненія предполагать,
что Ириней, будучи мальчикомъ, видѣлъ и зналъ человѣка, который бесѣдо¬
валъ съ апостоломъ, склонявшимъ свою голову на грудь Іисуса Христа.
Легковѣрный духъ нововведенія пусть вѣруетъ и проповѣдуетъ, что нѣкото¬
рыя или всѣ изъ сочиненій св. Іоанна были написаны «Іоанномъ пресвите¬
ромъ». Они. и были написаны имъ: но «Іоаннъ пресвитеръ» есть не кто дру •
гой, какъ именно Іоаннъ апостолъ * 3). *) Шолтеиъ устраняетъ свидѣтельство Поликрата потому, что онъ называетъ
Іоанна «священникомъ, носящямъ петалоні». Но 1) отнюдь не невозможно, что ап.
Іоаннъ, который въ одно время такъ любилъ символы, могъ усвоить этотъ символъ
для выраженія истины, которую онъ высказывалъ съ такою выразительностью (Откр.
I, 6; V, 10); 2) неясно, чтобы Поликратъ въ этомъ высоко риторическомъ мѣстѣ
предназначалъ свои слова для буквальнаго пониманія; 3) даже если и такъ, онъ могъ
быть введенъ въ заблужденіе, придавая буквальное значеніе какому либо иносказанію
ап. Іоанна. аі Мега, сіе Гіпвйіп*, XXVI, 235. 3) Эта аргументація уже напечатана была въ журналѣ Ехрозііог, танъ нанъ я же¬
лалъ подвергнусь ее критикѣ. Нѣкоторые изъ моихъ аргументовъ касательно
«звѣря» и «ложнаго пророка», по той же самой причинѣ, ярились въ томъ же са¬
момъ превосходномъ журналѣ. ■* ■ ' " -52*