Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПРИЛОЖЕНІЯ. ненія въ принятіи свидѣтельства, что Папій, который былъ другомъ й со¬
временникомъ Поликарпа, пользовался тѣмъ же самымъ высокимъ преимуще¬
ствомъ. II. Но подвергнемъ еще болѣе тщательному изслѣдованію критику- Евсе¬
вія *) на разсматриваемое мѣсто Папія. Онъ говоритъ, что «Папій упоминаетъ
имя Іоанна дважды, и въ первомъ предложеніи полагаетъ его съ Петромъ и
остальными апостолами, ясно указывая на евангелиста; но что во второмъ
предложеніи онъ ставитъ его рядомъ съ другими, которые не были апостолы,
полагая Аристіона раньше его, и ясно называетъ его пресвитеромъ; такъ- что
даже этимъ путемъ онъ утверждаетъ истину сообщеній тѣхъ, которые говорили,
что было два лица, носившихъ тоже самое имя въ Азіи, и что въ Ефесѣ
было два гроба, и каждый изъ нихъ еще называется гробомъ Іоанна. Мы
должны обращать вниманіе на эти обстоятельства, такъ какъ вѣроятно, что
это былъ второй Іоаннъ, видѣвшій Апокалипсисъ, іодящій подъ именемъ
Іоанна, если только кто не желаешь, вѣровать, что это былъ первый». Нужно твердо помнить, что Евсевій отнюдь не заявляетъ, что онъ знаетъ
что либо касательно этого Іоанна пресвитера, и что онъ не вполнѣ правдиво
говоритъ, что Папій называетъ его вообще пресвитеромъ. Папій называетъ его
не однимъ изъ пресвитеровъ, а пресвитеромъ съ опредѣленнымъ членомъ, что
даетъ совершенно иной смыслѣ выраженію, Евсевій также не замѣчаетъ, что
Іоаннъ втораго предложенія обозначается точно тѣми же двумя прилагатель¬
ными, какъ и Іоаннъ перваго предложенія, именно, какъ одинъ изъ пресви¬
теровъ и какъ ученикъ Господа. Евсевій пришелъ къ заключенію, что былъ
Іоаннъ не апостолъ, только благодаря 1) своей критикѣ на это единственное
мѣсто; 2) тому обстоятельству, что «нѣкоторые» говорили такъ, и вслѣд¬
ствіе заявленій этихъ лицъ, что въ Ефесѣ было два гроба, которые извѣстны
были подъ именемъ гроба Іоанна. И однакоже послѣ всего этого Евсевій такъ
мало убѣжденъ своими собственными доводами, . такъ усиливается проплыть
между Сциллой и Харибдой положительныхъ и отрицательныхъ данныхъ, такъ
сознаетъ силу доводовъ въ пользу апостольскаго авторства Апокалипсиса, что
принужденъ предоставить рѣшеніе вопроса объ авторствѣ этой книги личному
мнѣнію каждаго. Не смотря на искусство своей аргументаціи, Евсевій обна¬
руживаетъ полное пораженіе своей собственной теоріи неспособностью добыть
хотя малѣйшее свидѣтельство или преданіе въ пользу взгляда, что когда либо
существовалъ этотъ отдѣльный «пресвитеръ». Возникаютъ такимъ образомъ два вопроса: а) Почему Евсевію такъ хотѣлось вѣрить въ существованіе этого Іоанна «пресвитера»? , б) Кто были тѣ «нѣкоторые», на свидѣтельство которыхъ онъ полагается? а) Отвѣты на оба эти вопроса весьма легки. Евсевію не нравился Апо¬
калипсисъ. .Онъ рѣдко приводитъ его. Въ одномъ мѣстѣ онъ ссылается, на