Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
804 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. обвиненной предъ Спасителемъ во многихъ грѣхахъ», которые болѣе или ме¬
нѣе отступали отъ повѣствованій четырехъ евангелистовъ. Бапій сознавалъ,
что онъ могъ оказать не малую услугу церкви, если бы онъ собралъ отъ
очевидцевъ всѣ подлинныя свѣденія, которыя только можно было собрать ка¬
сательно дѣйствительныхъ событій. Еще важнѣе для него и для церкви было
бы узнать точную истину касательно ученія. Если указываемыя имъ «книги *
заключали, какъ предполагаетъ епископъ Ляйтфутъ '), нѣкоторыя изъ таин¬
ственныхъ ересей и нелѣпостей раннихъ гностиковъ, то онѣ вполнѣ заслу¬
живали того пренебрежительнаго тона, съ которымъ онъ говоритъ о нихъ.
Онъ дѣйствовалъ мудро, стараясь привести въ Фокусу послѣднее мерцаніе
непосредственнаго апостольскаго преданія. У него такимъ образомъ давно уже, быть можетъ съ самой ранней юности,
была привычка собирать изъ всевозможныхъ источниковъ свидѣтельства каса¬
тельно двѣнадцати апостоловъ. Его книга, вѣроятно, написана была послѣ
смерти послѣдняго изъ' апостоловъ, и онъ думалъ, что она получала много
своей важности вслѣдствіе тѣхъ древнихъ преданій, которыя онъ собралъ,
когда .что еще можно было сдѣлать. Въ томъ мѣстѣ, которое мы привели,
онъ говоритъ не о настоящихъ временахъ, но указываетъ на то, что онъ
обыкновенно дѣлалъ во времена своей юности и своей ранней зрѣлости. Если бы Папій былъ тщательный новѣйшій писатель, то мы должны были
бы вывесть изъ .чтоге мѣста, 4то упомянутый, въ первомъ предложеніи Іоаннъ
былъ лицемъ, отличнымъ отъ Іоанна, упоминаемаго во второмъ. Въ первомъ
онъ говоритъ, что у него былъ обычай распрашивать у каждаго, кто зналъ
«пресвитеровъ» (изъ которыхъ онъ особенно упоминаетъ семь апостоловъ), что
именно сказали эти пресвитеры; а затѣмъ также, «что говорятъ Аристіонъ и
Іоаннъ пресвитеръ;—ученики Господа». Но хотя это и естественный выводъ, онъ во всякомъ случаѣ не
несомнѣнный. Антитеза можетъ заключаться между прошедшимъ и настоя¬
щимъ временами («сказалъ» и «говорятъ»), а не между двумя источниками
первоначальныхъ свѣденій. Ничто не препятствуетъ тому объясненію, что
когда Папій встрѣчалъ кого нибудь, кто зналъ непосредственныхъ апостоловъ
и учениковъ Господа—св. Іоанна между ними—онъ дѣлалъ замѣтки (согласно
свидѣтельству сообщающаго) о томъ, что говорили пресвитеры; но пиша это
предложеніе, онъ вспомнилъ, что въ то время, когда онъ дѣлалъ свои за.-
мѣтки, двое изъ непосредственныхъ учениковъ Господа были еще живы, именно
Аристіонъ (которому, такъ какъ онъ не былъ апостолъ, онъ и не придаетъ
прямаго титула пресвитера) и Іоаннъ, котораго онъ отождествляетъ съ тѣми,
которыхъ онъ упомянулъ въ первомъ предложеніи, называя его, какъ онъ
назвалъ и ихъ, «пресвитеромъ» или старцемъ. Конечно, такой способъ выраженія показываетъ, что Папій былъ человѣкъ,
писавшій самымъ простымъ и свободнымъ слогомъ; но такъ именно и было Сопіетрогагу Кеѵіеіг, за августъ 1867 и авг. 1875.