Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
1Г38 ПЕРВЫЕ ДНИ ХВИСТІАНСТВА. Господомъ? то Господь отвѣчалъ: это увидятъ тѣ, которые дожи¬
вутъ до тѣхъ временъ" 98). Какъ относиться къ этому странному разсказу? Онъ дошелъ
до насъ только изъ пятыхъ рукъ, въ вольномъ латинскомъ пере¬
водѣ одного мѣста Палія; а Палій, на авторитетѣ котораго онъ
основывается, вообще считался лицемъ слабымъ и легковѣрнымъ.
Еще болѣе дѣлаетъ его подозрительнымъ то обстоятельство, что
онъ встрѣчается также въ Апокалипсисѣ Варуха. Касательно его
права на принадлежность къ „незаписаннымъ изреченіямъ" Христа,
возможны только два предположенія: или что онъ совсѣмъ не
имѣетъ основанія, или что онъ обязанъ своимъ происхожденіемъ
неразумному буквоѣдству, которое часто ошибочно понимало сим¬
волъ, употреблявшійся Спасителемъ въ задушевномъ человѣческомъ
общеніи во время счастливѣйшихъ часовъ Его жизни. Онъ могъ гово¬
рить со своими апостолами о предстоящихъ празднествахъ, которыя,
по обычнымъ понятіямъ народа, перемѣшивались съ ихъ мессіан¬
скими надеждами, и касаясь ихъ истиннаго смысла,—того смысла,
который налр. дѣлаетъ брачное пиршество картиной царства не¬
беснаго, Онъ могъ употребить нѣкоторыя такія слова въ полу¬
игривой ироніи, какъ она и просвѣчиваетъ въ нѣкоторыхъ изъ пре¬
краснѣйшихъ оттѣнковъ Его обычнаго языка. Быть можетъ Онъ
хотѣлъ только обличить плотскія представленія іудейскихъ мечта¬
телей, то и дѣло проявляющіяся въ ученіи раввиновъ. Если такъ,
то, ап. Іоаннъ, любившій въ это время, какъ показываетъ Апока¬
липсисъ, вещественный символизмъ, могъ съ надлежащимъ устнымъ
объясненіемъ повторить нѣкоторыя изъ Его словъ. Приверженный
къ буквѣ слушатель, въ родѣ св. Поликарпа, моль повторить этотъ
разсказъ на основаніи свидѣтельства ап. Іоанна, въ тоже время
лишивъ его всѣхъ тѣхъ оттѣнковъ, которые придавали ему красо¬
ту или значеніе "). Еще болѣе прозаичнымъ и чувственнымъ
онъ. могъ сдѣлаться въ писаніяхъ зауряднаго собирателя сказаній,
и» послѣдніе слѣды его дѣйствительнаго значенія могли легко исче¬
знуть въ вольномъ переводѣ и перифразѣ св. Иринея. Съ этой точки зрѣнія: разсказъ этотъ сохраняетъ свое дѣйстви¬
тельное значеніе. Онъ показываетъ намъ, что мы можемъ придай
вать разсказу, по внутреннему существу невѣроятному, только ви¬
доизмѣненное значеніе, хотя бы онъ передавался намъ съ подтверж¬
деніемъ ея свидѣтельствомъ лица, заявляющаго, что оно знало по
меньшей мѣрѣ двухъ изъ учениковъ. Господа 10°). Если этотъ раз¬
сказъ ; вообще основанъ на дѣйствительномъ фактѣ, онъ во вся¬
комъ случаѣ перешелъ къ намъ въ измѣненномъ видѣ, такъ какъ,
проходя црезъ посредство слабаго ума, потерялъ свое истинное
значеніе. Опытъ показываетъ, что разсказъ, передаваемый изъ-