Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
402 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. время и ограниченъ былъ личными условіями, потому что каждый
изъ нихъ принялъ это сокровище въ бренный сосудъ. Умы от¬
дѣльныхъ лицъ неизбѣжно различны. Индивидуальность каждаго
человѣка, его субъективность, его способность постигать истину, его
способность выражать ее но необходимости имѣютъ у каждаго свой
особый характеръ. Отсюда однѣ и тѣже истины, выражаемыя язы¬
комъ человѣческимъ,—должны у каждаго болѣе или менѣе отли¬
чаться извѣстною человѣческою своеобразностью, хотя вслѣдствіе
этого возникаетъ плодотворное разнообразіе, а не спутывающее про¬
тиворѣчіе. Если бы апостолы были люди худые, если бы въ ихъ
сердцахъ былъ хотя малѣйшій оттѣнокъ духовной или нравствен¬
ной лживости, то чистый потокъ истины былъ бы испорченъ худою
примѣсыо; но такъ какъ они -были люди глубоко-искренніе и бла¬
городные, то индивидуальность, которою запечатлѣны слогъ и ме¬
тодъ каждаго изъ нихъ, составляетъ для насъ не потерю, а вы¬
сокое пріобрѣтеніе. Ни одинъ человѣкъ [(если только его способ¬
ности не расширены до безконечности) не былъ бы способенъ
представить для миріадъ различныхъ душъ многостороннія истины
откровенія въ ихъ законченномъ совершенствѣ. Поэтому для че¬
ловѣчества было истиннымъ благодѣяніемъ то обстоятельство, что
милосердый Богъ далъ намъ возможность слышать слово Божіе
высказаннымъ не однимъ какимъ либо единичнымъ голосомъ, а
многими благородными голосами и въ разнообразныхъ формахъ. Изъ указаній св. ап. Павла мы видимъ, что двадцать лѣтъ
спустя послѣ воскресенія (около 52 г. по Р. Хр.), три верхов¬
ные апостолы во время его сношеній съ ними, находились въ
Іерусалимѣ и считались еще главными представителями іудейскаго
христіанства. Но ихъ іудейскія симпатіи чувствовались въ весьма
различной степени. Св. Іаковъ представлялъ христіанство съ его
наиболѣе рѣзкой іудейской стороны, причемъ онъ хотя и одухо¬
творялъ его нравственное ученіе, но скорѣе лишь предполагалъ,
чѣмъ излагалъ его наиболѣе отличительныя истины. Онъ писалъ
совершенно такъ, какъ только и можно было бы ожидать отъ
человѣка, который былъ пазорей, епископъ церкви іерусалимской,
ежедневно посѣщавшій храмъ, человѣкъ, пользовавшійся высочай¬
шей репутаціей среди самихъ іудеевъ и болѣе четверти сто¬
лѣтія жившій въ центрѣ наиболѣе сильныхъ іудейскихъ влія¬
ній. Онъ былъ признанный вождь тѣхъ обращенцевъ, которые
менѣе всего хотѣли порывать связь съ левитскимъ закономъ и
преданіями отцовъ. Св. ап. Петръ съ другой стороны все болѣе
удалялся отъ представительства болѣе узкой фазы іудейскаго хри-
стіантва и, по мѣрѣ хода исторіи и зрізни, болѣе и болѣе
становился апостоломъ церкви каѳолической. Та боязливость, ко¬