Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ТОРЖЕСТВО ХРИСТІАНСТВА. 771 15’). Слѣдствіемъ всѣхъ этихъ мѣропріятій было то, что
теперь дѣйствительно начали смотрѣть на Констан- Христа, на берегу была приготовлена теплая баня и всякія, со¬
блазнительныя средства. Но только одинъ изъ нихъ оказался сла¬
бымъ и вышелъ на берегъ. Вмѣсто него однакоже тотчасъ же
выступилъ одинъ изъ содержавшихъ караулъ солдатъ въ . каче¬
ствѣ исповѣдника, такъ что на льду нашли себѣ смерть сорокъ
воиновъ
христіане тина какъ на своего спасителя, между тѣмъ какъ язычники всѣ
.свои надежды возлагали на Лицинія; и когда продолжительное
напряженіе наконецъ привело въ открытой войнѣ, то она, по
необходимости, должна была принять характеръ войны религіозной. Лициній съ своей стороны открыто высказывалъ это. Предъ на¬
чаломъ похода онъ собралъ начальниковъ войска и главнѣйшихъ
сановниковъ двора въ одной священной рощѣ. Послѣ принесенія
жертвы, онъ указалъ на статуи боговъ, какъ на переданныя имъ
отъ предковъ, жаловался на Константина, что онъ, отпадши отъ
отеческихъ святилищъ, почитаетъ чужаго Бога и оскорбляетъ
войско римлянъ позорнымъ знакомъ креста. Затѣмъ онъ вы¬
разительно требовалъ суда Божія. „Исходъ этой войны — объя¬
снялъ онъ — долженъ рѣшить между его Богомъ и нашими
богами. Если чужой, котораго мы теперь осмѣиваемъ, окажется
побѣдоноснымъ, то и мы должны будемъ признавать и почитать
Его, и откажемся отъ боговъ, которымъ мы теперь возжигаемъ
свѣтильники. Но если побѣдятъ наши боги, какъ мы не сомнѣ¬
ваемся въ этомъ, то послѣ этой побѣды мы перейдемъ къ войнѣ
противъ враговъ ихъ“ 1|>в). Съ своей стороны Константинъ поста¬
вилъ свое войско подъ знамя креста, и въ болѣе чѣмъ одной же¬
стокой и кровавой битвѣ, какъ онъ, такѣ и его воины, считали
себя обязанными побѣдой этому именно знамени. Лициній былъ
совершенно разбитъ; Константинъ оставался единственнымъ и не¬
ограниченнымъ владыкой опять объединеннаго государства. Съ какою тяжестью долженъ былъ пасть на язычниковъ этотъ
самими ими провозглашенный судъ Божій! Язычество повидимому
было уничтожено однимъ ударомъ, и язычники теперь цѣлыми
массами стремились въ церковь. Вездѣ, въ городахъ и деревняхъ
можно было видѣть бѣлыя одежды крещенныхъ; храмы старыхъ
боговъ стояли пустыми; церкви побѣдоноснаго христіанскаго Бога
не могли- вмѣстить въ себѣ толпы Его исповѣдниковъ. Но какъ
всѣ эти событія должны были повліять и на самого Константина?
Теперь уже онъ говорилъ совершенно иначе, чѣмъ послѣ побѣди
надъ Максентіемъ. Онъ часто испоВѣдывалъ вѣру въ истиннаго
Бога и объявлялъ язычество какъ' заблужденіе и грѣхъ. Теперь
совершенно опредѣленно считалъ сёбя призваннымъ въі'дці * онъ