Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ТОРЖЕСТВО ХРИСТІАНСТВА. выхъ, нужно имѣть въ виду; какъ трудно- было* одновременно ,быт?ь„
и римскимъ императоромъ й вмѣстѣ христіаниномъ. Конетядаинъ
несомнѣнно довольно часто чувствовалъ на себѣ тяжесть этого
положенія и выразилъ это чувство наконецъ тѣмъ, что послѣ кре¬
щенія онъ не возлагалъ на себя болѣе императорской порфиру.
Затѣмъ, нужно также признать, что поведеніе Константина въ
его трудномъ: положеніи и предъ лицемъ великой своей задачи въ,
нѣкоторыхъ отношеніяхъ было мудрымъ и обдуманнымъ. Государ¬
ство и церковь приближались другъ къ другу безъ всякой по¬
спѣшности, лишь шагъ за шагомъ язычество оттѣснялось и возрр-
стало вліяніе христіанства на государство и народную жизнь. Го¬
сударство еще не было христіанскимъ, но оно уже готово было
сдѣлаться такимъ, и съ каждымъ годомъ дѣлалось имъ все болѣе.
Хотя язычество еще не было отмѣнено въ качествѣ государствен¬
ной религіи и христіанство еще не было возведено на степень
государственной религіи, всетаки не могло уже быть больше ни¬
какого сомнѣнія въ томъ, что уже не языческія, а христіанскія
воззрѣнія все болѣе оказывали вліяніе на государственныя
учрежденія, и хотя при общественныхъ актахъ, въ докумен¬
тахъ, надписяхъ, на монетахъ часто принимались нейтральныя
формулы и изображенія, какъ напр. вошедшее въ это время вы¬
раженіе „божество", всетаки легко видѣть, что эти нейтральныя
формулы служили лишь къ тому, чтобы проложить дорогу для
спеціально христіанскихъ. Это было переходное время какъ для
государства, такъ й для Константина, и вмѣсто того, чтобы дѣ¬
лать Константину упрекъ въ виду того обстоятельства, что въ
это переходное время оказывалось еще нѣчто несоотвѣтствующее
христіанству, рядомъ съ христіанскимъ существовало еще нѣчто
открыто языческое, и находить въ этомъ доказательство, что его
христіанство было лишь лицемѣріемъ, скорѣе нужно удивляться его
государственной мудрости въ томъ, что онъ, хотя его цѣли тогда
уже несомнѣнно ясно опредѣлились, не стремился къ нимъ съ
поспѣшностью, но спокойно ожидалъ, пока наступитъ надлежащій
моментъ, и то, къ чему онъ стремился, само собою падетъ ему
въ руки, какъ созрѣвшій плодъ. Это особенно можно сказать о его отношеніи къ все еще стояв¬
шему подъ управленіемъ Лицинія востоку. Съ самаго начала цѣлью
Константина несомнѣнно было объединеніе всего государства. Но
какъ ни соблазнительно было преслѣдовать эту цѣль съ одного
маху послѣ блистательныхъ побѣдъ, Константинъ воздерживался
отъ этого и поджидалъ благопріятнаго времени. Даже и послѣ
тогО, ' какъ у него возгорѣлась война и выиграна была первая
^ миръ съ Лвцитемъ.