Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. 768 этому времени перехода характеръ. Оно уже не было болѣе язы¬
ческимъ, хотя и не былб еще совершенно христіанскимъ. Оно со¬
стояло въ сущности въ призываніи Единаго, теперь уже и боль¬
шинствомъ язычниковъ признаваемаго Высочайшаго Бога и въ мо¬
леніи Ему за императора и государство. Языческое богослуженіе, впрочемъ, не было еще запрещено.
Только позднѣе Константинъ приказалъ закрыть нѣкоторые храмы,
тѣ именно, въ которыхъ идолослуженіе связано было съ возмутитель¬
нымъ распутствомъ, и запретилъ приносить въ частныхъ домахъ
жертву, соединявшуюся съ наблюденіемъ надъ внутренностями живот¬
ныхъ. Кто нуждался въ такомъ жертвоприношеніи, долженъ былъ
идти въ храмъ. „Мы не запрещаемъ—говоритъ императоръ—церемо¬
ній стараго культа (чтб теперь сдѣлалось оффиціальнымъ выраже¬
ніемъ для обозначенія язычества), но онѣ должны совершаться
-открыто и днемъ". Какъ раньше, такъ и послѣ, императоръ ис¬
полнялъ и связанную съ императорскимъ достоинствомъ должность
великаго жреца, РопШѣх Махіпше. Не только старые храмы воз-
-становлялись въ Римѣ, но и въ новомъ Римѣ, на Босфорѣ, въ Кон¬
стантинополѣ, еще вновь воздвигались храмы богамъ, хотя городъ
этотъ съ самаго начала былъ христіанскимъ по преимуществу. Въ то
время, какъ съ одной стороны христіанскіе епископы то и дѣло
-бывали во дворцѣ, императоръ вмѣстѣ съ тѣмъ часто вращался
и съ язычниками, изъ которыхъ многіе находились среди окру¬
жающихъ его лицъ. О какомъ либо насильственномъ подавленіи
язычества не было и мысли. Государство уважало религіозную
совѣсть' своихъ гражданъ и не считало своей задачей обращать
ихъ, но въ тоже время оно давало просторъ церкви и предостав¬
ляло ей свободное движеніе; оно не считало для себя возмож¬
нымъ съ напряженною ревностью истреблять въ себѣ все нехри¬
стіанское, но въ тоже время оно само устранялось отъ него
и не содѣйствовало ему болѣе. Христіанству предоставлялось
полное вліяніе на государственное законодательство, и въ об¬
щемъ празднованіи воскреснаго дня установлена была самая
прочная связь между народною жизнью и христіанствомъ; но за¬
тѣмъ послѣднему предоставлялось во всемъ дѣйствовать своими
собственными силами.' Поведеніе Константина именно въ это первое время часто на¬
зывали двусмысленнымъ, и можно сказать, что для такого сужде-
денія имѣется нѣкоторое основаніе. Это признавалъ и самъ импе¬
раторъ, когда онъ на своемъ смертномъ одрѣ выразилъ желаніе
принять крещеніе словами: „теперь пусть исчезнетъ всякая дву¬
смысленность!" Но, чтобы быть справедливымъ по отношенію къ
Константину, нужно не забывать двухъ обстоятельствъ. Во ®пер-