Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
7 64 " ПЕРВЫЕ' ДНИ‘ ХРИСТІАНСТВА. тать лшпь вымысломъ. Невольно возникаетъ вопросъ: что произ¬
вело эту мгновенную перемѣну въ настроеніи императора? Не¬
сомнѣнно должно было случиться что нибудь такое, чтй заставило
императора сдѣлать крестъ своимъ военнымъ знаменемъ. Можно,
конечно, допускать, что Евсевій привнесъ въ этотъ разсказъ нѣ¬
что и свое; но чтобы онъ совершенно измыслилъ его, это отнюдь
не мирится съ несомнѣнными фактами. Вмѣстѣ съ тѣмъ, никто
не -имѣетъ права извращать этого разсказа раціоналистическимъ
образомъ, истолковывать его напр. въ томъ смыслѣ, что Констан¬
тинъ видѣлъ только случайное облачное изображеніе въ видѣ кре¬
ста, и сообразно съ своймъ внутреннимъ душевнымъ настроеніемъ
принялъ его за знаменіе креста; такимъ изворотомъ подставляется
вмѣсто того, что разсказываютъ историческіе источники, нѣчто со¬
вершенно другое, самодѣльное, неимѣющее никакого основанія въ
этихъ источникахъ. Это значило бы также весь этотъ великій все¬
мірно-историческій поворотъ основывать па случаѣ и на суевѣрномъ
воображеніи Константина-. Этого по крайней мѣрѣ мы не можемъ
допустить. Исторія Церкви Христовой для насъ есть нѣчто иное,
чѣмъ игра случайностей и человѣческихъ воображеній. Мы твердо ,
стоимъ на томъ, что Господь, какъ и обѣтовалъ Онъ, руководитъ
и управляетъ своею Церковью. Онъ соблаговолилъ показать свою
всемогущую руку и въ этомъ рѣшительномъ поворотномъ пунктѣ.
Ему благоугодно было снизойти къ Константину и дать ему от¬
вѣтъ на его вопросы, подобно тому, какъ Богъ снисходилъ къ
мудрецамъ востока и путемъ ихъ собственнаго астрологическаго
суевѣрія указалъ имъ посредствомъ звѣзды путь въ Виѳлеемъ. Если
Константинъ доселѣ въ качествѣ Высочайшаго Бога почиталъ
солнце, то появившійся на солнцѣ крестъ долженъ былъ пока¬
зать ему, что Богъ, открывшійся въ Распятомъ, есть Высочайшій
Богъ; и когда Константинъ не понялъ этого знаменія, то затѣмъ
оно объяснено было ему въ сновидѣніи. И съ этого момента зна¬
меніе креста сдѣлалось тѣмъ знаменемъ, ,подъ которымъ онъ бо¬
ролся съ своими врагами, и выпавшія на его долю побѣды утвер¬
дили его въ вѣрѣ, что Богъ, который далъ ему это знамя, есть
Богъ Высочайшій. Это конечно еще не значитъ, что Константинъ
сразу же сдѣлался вѣрующимъ христіаниномъ въ полномъ смыслѣ
этого слова. Знаменіе йреста было для него сначала скорѣе пред¬
метомъ суевѣрнаго почтенія, чѣмъ знаменіемъ спасенія. Послѣд¬
нимъ оно сдѣлалось для него уже позже. Теперь онъ думалъ только
пріобрѣсть благосклонность этого Высочайшаго Бога своею благо¬
склонностью къ христіанству, хотя самъ онъ внутренно еще не
совершенно порвалъ связь съ' язычествомъ, и его личныя убѣж¬
денія еще состояли изъ смѣси языческихъ и христіанскихъ эле-