Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
760 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. могла привлекать къ себѣ многочисленныхъ язычниковъ. Со всѣхъ-
сторонъ въ нее тѣснились массы обращенцевъ. И какое противо¬
рѣчіе заключалось въ Этой терпимости! Если язычество было еще
государственной религіей, то и самая терпимость представляла-
уже противогосударственный актъ. Можно ли было государству
долго сохранятъ въ себѣ двѣ столь противоположныя религіи
безъ того, чтобы не распасться самому? На нѣкоторое время чаши
вѣсовъ могли держаться въ равновѣсіи, но въ непродолжительномъ
времени они- должны были склониться въ пользу той или другой
стороны. Затѣмъ, естественнымъ образомъ сплетались между собою
два вопроса—вопросъ о власти и вопросъ о религіи; борьба о.
главенствѣ, какъ она возникла въ сущности изъ Діоклитіанова
гоненія, принимала болѣе и болѣе характеръ борьбы между язы¬
чествомъ и христіанствомъ. Побѣда Константина надъ своими
соправителями въ тоже время оказалась побѣдой христіанства
надъ язычествомъ. Уже первый актъ великой войны—борьба между Константи¬
номъ и Максентіемъ—долженъ былъ рѣшить дѣло. Максентій
управлявшій Италіей и Африкой, пустой и деспотическій чело¬
вѣкъ, становился болѣе и болѣе во враждебныя отношенія къ
Константину. Его приказъ ниспровергнуть всѣ статуи Констан¬
тина въ . Италіи показывалъ, чего можно было ожидать отъ него.
Вслѣдствіе этого, Константинъ рѣшилъ предупредить его. Прежде
чѣмъ его противникъ серьезно сталъ думать о войнѣ, онъ пере¬
шелъ съ своимъ войскомъ Альпы и появился въ верхней Италіи.
Нападеніе Константина было въ высшей степени смѣло. Его вой¬
ско едва заключало въ себѣ 40,000 человѣкъ, между тѣмъ какъ
войско Максентія было по крайней мѣрѣ втрое сильнѣе, и въ
томъ числѣ въ немъ находилось ядро римскаго войска—прето¬
ріанцы и 18,000 конницы, особенно важной на равнинахъ верх¬
ней Италіи. Кромѣ того, тамошнія укрѣпленія вообще служили
сильнымъ опорнымъ пунктомъ, а большія вспомогательныя сред¬
ства Италіи и Африки находились въ распоряженіи Максентія.
Въ войскѣ Константина дѣйствительно поднимались голоса, которые
объявляли это предпріятіе безумно-смѣлымъ. Самъ Константинъ
хорошо сознавалъ, чтб онъ ставилъ на ставку. Какою смѣлостью
съ его стороны было съ сравнительно малымъ войскомъ начать
этотъ походъ и притомъ, что особенно имѣло большое значеніе,
походъ противъ самаго Рима! Вѣдь Римъ, по крайней мѣрѣ по
имени, все еще былъ центромъ государства, вѣчный городъ все
еще окруженъ былъ особеннымъ ореоломъ, и не мало стоило труда
для того, чтобы заставить римскія войска идти противъ того
самаго Рима, которому они служили и знаки котораго носили на