Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ТОРЖЕСТВО ХРИСТІАНСТВА. 759 литики,—совершенно не понимаютъ ни его самого, ни совершен¬
наго имъ дѣла. Время, слѣдовавшее непосредственно за смертью Галерія, было
однимъ изъ тѣхъ моментовъ высшей напряженности, какіе но вре¬
менамъ наступаютъ въ исторіи. Все уже готово было для вели¬
каго переворота; лица, которыя призваны дѣйствовать въ немъ,
стояли уже на сценѣ, но еще никто не зналъ, какъ будетъ раз¬
виваться эта драма. Всякій только сознавалъ, что такъ не оста¬
нется; но это сознаніе было именно тѣмъ, чтѣ удерживало всѣхъ
участвующихъ сдѣлать первый шагъ. Такъ наступилъ моментъ за¬
тишья, но это было затишье предъ бурей. Долго оно не могло про¬
должаться, и разъ оно нарушено, то подготовленный во всѣхъ
пунктахъ переворотъ быстро совершался самъ собою. На востокѣ Максиминъ Даза и, выступившій на мѣсто Гале¬
рія, Ллциній, уже стоя во всеоружіи другъ противъ друга, еще
разъ заключили миръ и подѣлили востокъ между собою. Западъ
находился подъ управленіемъ Константина и Максентія. Водво¬
рился порядокъ, подобный тому, къ которому стремился Діокли-
тіанъ. И однакоже, какое различіе въ сравненіи съ временемъ
до гоненія! Объ общемъ правленіи, какъ его представлялъ себѣ
Діоклитіанъ, даже вообще о согласіи между этими четырьмя пра¬
вителями, не могло быть и рѣчи. Каждый управлялъ независимо
отъ другихъ въ своей области и втихомолку готовился уже къ
войнѣ, которая должна была наступить; никто не вѣрилъ другому;
всякій невольно сознавалъ про себя лишь то, что предстояло
или побѣдить другихъ, или погибнуть самому. Въ дѣйствительности
война была неизбѣжна, такъ какъ государство съ четырьмя неза¬
висимыми правителями было полною невозможностью. Но къ
войнѣ побуждалъ не просто вопросъ о власти: это въ сущности
былъ все еще нерѣшенный вопросъ объ отношеніи государства
къ христіанству. И въ этомъ отношеніи наличное состояніе было
неудовлетворительно- Государство, правда, относилось съ терпи¬
мостью къ христіанству, но это только потому, что оно не могло
относиться къ нему иначе. Оно больше уже не преслѣдовало
церковь, но старалось ограничить ея распространеніе тяжелыми
условіями. Такъ опредѣлялъ вѣроисповѣдный эдиктъ отъ 311 года
и связанный съ нимъ указъ намѣстникамъ, а Максиминъ Даза и
Максентій во всякомъ случаѣ дѣлали все отъ нихъ зависящее для
того, чтобы сдѣлать этотъ эдиктъ въ дѣйствительности возможно
менѣе благопріятнымъ для христіанъ. Что эти ограниченія не
могли удержаться долго, это можно было предвидѣть заранѣе, такъ
какъ церковь была уже слишкомъ сильна, и даже простой, хотя бы
и неохотной терпимости было достаточно для того, г чтобы она