Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
толкователи, едвалй преувеличивая дѣло, говорили, что изъ всѣхъ
книгъ въ Новомъ Завѣтѣ Апокалипсисъ наиболѣе проникнутъ
іудейскимъ духомъ, а четвертое Евангеліе наименѣе проникнуто
имъ. Въ {Апокалипсисѣ съ понятіемъ іудея связывается въ высшей
степени почетное достоинство; въ Евангеліи этимъ словомъ напро¬
тивъ обыкновенно обозначаются враги Іисуса Христа, книжники
и фарисеи. Однакоже это различіе въ употребленіи одного и того
же термина можетъ подлежать особому объясненію. Мы должны
іиомнить, что они находятся въ связи по близко сходнымъ чер¬
тамъ. Даже въ Евангеліи нѣтъ болѣе высокой похвалы, чѣмъ
„израильтянинъ, въ которомъ нѣтъ коварства". Что касается хронологіи этого періода въ жизни ап. Іоанна
-и обстоятельствъ, побудившихъ его переселиться въ Ефесъ, то мы
•должны довольствоваться неизвѣстностью 83). Мы можемъ однако¬
же быть увѣрены, что его пребываніе какъ на скалистомъ островѣ,
такъ и въ людной іонійской столицѣ, было весьма плодотворно
для его духовнаго воспитанія. Въ Ефесѣ онъ видѣлъ — быть мо¬
жетъ въ первый разъ — негодный блескъ жизни великаго языче¬
скаго города, съ его товарами не только прекрасныхъ тканей,
пурпурныхъ и багряныхъ сосудовъ изъ слоновой кости и драго¬
цѣннаго дерева, фиміама и вина, коней и колесницъ, но также и
въ видѣ „рабовъ и душъ человѣческихъ*. Тамъ, въ центрѣ за¬
паднаго берега Малой Азіи, онъ могъ, какбы съ нѣкоторой башни,
смотрѣть на равнины и долины, орошаемыя рѣками Термомъ и
Меандромъ. И въ то время, какъ онъ наблюдалъ за всѣми цер¬
квами Азіи, его голосъ могъ, подобно трубѣ Божіей, гремѣть надъ
островами Греціи и раздаваться къ западу до великихъ городовъ
Греціи и Италіи, Галліи и Испаніи 84). Среди этой шумной сцены
съ ея гаванью, переполненной кораблями всего цивилизованнаго
міра, и съ ея храмомъ, посѣщаемымъ богомольцами изъ всѣхъ
народовъ, оставалось мало времени для созерцанія отъ тѣхъ тру¬
довъ, которыхъ требовала отъ христіанскаго апостола жизнь въ
такомъ городѣ. Но въ своемъ уединеніи на Патмосѣ, доброволь¬
номъ или вынужденномъ, онъ могъ имѣть досугъ для спокойныхъ
размышленій. Патмосъ, съ его странно вычурными очертаніями,
представляетъ собою почти одну огромную скалу, и на немъ ни¬
когда не было много жителей. Одиноко сидя въ его гротѣ Ьа Всаіа,
на его обнаженныхъ холмахъ, на берегу крутыхъ, далеко выдаю¬
щихся мысовъ, апостолъ, далекій отъ людей, но близкій къ Богу,
могъ въ ненарушимомъ благоговѣніи предаваться размышленіямъ.
Онъ естественно предавался таинственной восторженности, когда
сндя подъ какой нибудь вѣковой маслиной, молитвенно смотрѣлъ на
пламенѣющее небо, или взиралъ на безмолвную ширь моря, ко-