Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
РѢШИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА. 757 Всего этого еще не было; эдиктъ Галерія еще не былъ полнымъ
торжествомъ. Но' полное торжество стояло уже у дверей. Уже
былъ тотъ человѣкъ, которому предстояла всемірноисторическая
задача закончить время борьбы и который, вновь завязывая узелъ,
долженствовавшій связать на будущее время государство и цер¬
ковь, долженъ былъ открыть новую эпоху въ исторіи человѣче¬
ства,—и это былъ Константинъ Великій, котораго церковь назы¬
ваетъ равноапостольнымъ. ГЛАВА ХЫП. Торжество христіанства. Сія есть побѣда, побѣдившая міръ, вѣра
наша. -1 Іоан. V, 4. Симъ побѣдите! Рѣдко кто либо подвергался столь различнымъ сужденіямъ,
какъ именно императоръ Константинъ Великій. Еще и теперь
'сужденіе о немъ не установилось окончательно. Наше время во¬
обще мало благопріятно ему. Еще и теперь темныя силы-рабо¬
таютъ надъ разрушеніемъ его дѣла. Многіе даже видятъ главную
задачу настоящаго времени въ томъ, чтобы дѣло св. Константина,
именно союзъ государства и церкви, разрушить опять. Но и не
только тѣмъ, явною или невысказанною цѣлью которыхъ служитъ
устраненіе христіанства изъ области государства и народной жизни,
но даже и тѣмъ, которые хорошо знаютъ, какое великое благо
они имѣютъ въ христіанствѣ, дѣло его кажется подозрительнымъ,
по крайней мѣрѣ сомнительнаго достоинства, и сужденіе о дѣлѣ
легко переносится на личность. Чтобы справедливо и безпристрастно судить о Константинѣ
Великомъ, нужно остерегаться двухъ предразсудковъ. Во первыхъ,
нужно беречься мысли, будто человѣкъ, которому христіанство
обязано столь полною перемѣною въ своемъ положеніи въ мірѣ,
непремѣнно и въ своей личности долженъ воплощать всю высоту
христіанскаго совершенства. Это особенно необходимо имѣть въ
виду вслѣдствіе того, что люди, не находя того, чего они желали
бы найти, чувствуютъ обыкновенно разочарованіе и теряютъ спо¬
собность видѣть то, что находится предъ ними въ дѣйствитель¬
ности. Конечно, гдѣ дѣло идетъ о внутреннемъ развитіи церкви,
о прогрессѣ въ ея внутренней жизни, тамъ необходимы такія лиц&,
которыя бы сами переживали въ себѣ этотъ прогрессъ. Но гдѣ
дѣло идетъ лишь о перемѣнѣ во внѣшнемъ положеніи церкви,-
а такой именно переворотъ и служитъ предметомъ нашего