Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ХЗБПГЕІ ІГіЗПШШІ жл зшкі и прежній унтеръ--офицеръ-, котор/лй между тѣмъ уже успѣлъ воз¬
выситься въ военной іерархіи, однажды на охотѣ убилъ кабана.
Это быть можетъ былъ и не тотъ кабанъ, о которомъ предсказы¬
вала друидка., но предсказаніе ея не выходило у него изъ головы.
!По смерти императора Нумеріава, префектъ гвардіи Аперъ дол¬
женъ былъ, по обвиненію въ умерщвленіи его, предстать на воен¬
ный судъ. Къ числу генераловъ, которые собрались для произ¬
водства этого 'Суда, принадлежалъ и Діоклитіанъ, и едва введенъ
былъ Аперъ, какъ Діоклитіанъ бросился на него и закололъ его.
Онъ очевидно нашелъ того самаго кабана („аперъ" значитъ „ка¬
банъ"), о которомъ -гласило предсказаніе. Тотчасъ же послѣ этого
онъ былъ избранъ императоромъ. Достигнувъ такимъ образомъ пре¬
стола, Діоклитіанъ и въ качествѣ императора постоянно былъ окру¬
женъ языческимъ суевѣріемъ. Онъ „постоянно былъ преданъ свя¬
щеннымъ обычаямъ"-, былъ .„изслѣдователемъ будущихъ вещей" ,2°).
При всякомъ важномъ -государственномъ дѣлѣ онъ справлялся съ
знаменіями -и оракулами. Дворецъ его то и дѣло посѣщали раз¬
ные предсказатели «(гарушиціи); ежедневно рылись во внутренно¬
стяхъ жертвенныхъ животныхъ; моленія и сны приводили импе¬
ратора въ необычное возбужденіе ,2‘). По избраніи себѣ сопра¬
вителей, онъ и въ нихъ шидѣлъ указанныхъ самими богами лицъ,
и стирался привязать ихъ къ себѣ жертвами и куреніями и вообще
религіозными средствами. Императорская власть повсюду созна¬
тельно ^приписывалась богамъ и ихъ руководительству. Себя са¬
мого Діоклитіанъ считалъ состоящимъ подъ особымъ божествен¬
нымъ промышяеніемъ. Для самого себя онъ принялъ нрозваніе
Іовія, га своего соправителя Максиміана называлъ Терку,ліемъ.
'Юпитеръ былъ особеннымъ его покровителемъ. Вѣруя, что' онъ,
ютъ него именно шлучилъ императорскій престолъ, въ его руки-
-онъ и возвратилъ его при оставленія престола 122). Въ его дворцѣ-
въ Салонѣ храмъ Юпитера возвышался надъ всѣми другими зда¬
ніями, и самая императорская мантія его была мантіей Зевса *23).
Императоры должны были выступать въ качествѣ замѣстителей:
боговъ, какъ исполнители ихъ воли, снабженные вмѣстѣ съ тѣмъ-
и могуществомъ боговъ. Діоклитіанъ, вполнѣ сознававшій, что
только религія могла связывать совѣсть, надѣялся такимъ обра¬
зомъ опять установить духовную связь между властелиномъ и под¬
данными, создать повиновеніе власти ради совѣсти, и такимъ
образомъ найти наиболѣе крѣпкую опору для своего владычества. Но здѣсь мы наталкиваемся на слабый пунктъ системы, ко¬
торой вообще нельзя отказать въ великой государственной мудро¬
сти. Въ ней заключалось роковое противорѣчіе. Съ одной сто¬
роны Діоклитіанъ отвергъ древне-римское устройство, какъ не¬