Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ІТеронова гоненія и негодности агентовъ, которыми оно было устроено,
что мы; чувствуемъ^ сильную наклонность думать, что видѣнія
этой книги отражаютъ въ себѣ страшныя испытанія очевидца.
Ап. Іоаннъ могъ побывать въ Римѣ, какъ бывали въ немъ апо¬
столы Петръ и Павелъ, или въ качествѣ евангелиста,, или въ ка¬
чествѣ узника, во время окончательныхъ взрывовъ того страш¬
наго движенія, которое впервые заставило рѣками течь кровь му¬
чениковъ. Во всякомъ случаѣ Апокалипсисъ есть отголосокъ
арфы, взбудораженныя струны которой поражены яростными и
окровавленными руками, и затѣмъ направлены могучей еилой
вдохновенія. Ан. Іоаннъ, правда, не потбъ, подобно своимъ со¬
братьямъ апостоламъ, въ теченіе этихъ ужасныхъ лѣтъ; но ска¬
занія объ отравленной чашѣ и о кипящемъ маслѣ могутъ быть
смутными отраженіями близости для него опасности, которая за¬
кончилась иля него ссылкою на скалистый островъ и осужденіемъ
на работы въ рудникахъеэ). Мы должны довольствоваться пол¬
нымъ невѣденіемъ касательно причины его присутствія на островѣ
Патмосѣ. Тонъ его посланія къ семи церквамъ говоритъ о близ¬
комъ его знакомствѣ съ ихъ состояніемъ и объ обладаніи без¬
спорнымъ авторитетомъ надъ ними. Прежде чѣмъ мы находимъ
егѳ на островѣ Патмосѣ, онъ навѣрно жилъ въ Малой Азіи, и
попытки доказать, что его связи съ Ефесомъ имѣютъ апокрифи¬
ческій характеръ, должны быть объявлены совершенно неудавши¬
мися. Эта попытка, впервые сдѣланная Люцельбергеромъ въ 1840
году, серьезно поддержана была Кеймомъ въ 1867 г. и голланд¬
скимъ богословомъ Шолтеномъ въ 1871 г. ’70). Но она несомнѣнно
показываетъ „крайнюю неумѣренность въ отрицаніи". Не только
Бауръ, Штраусъ и Ренанъ, но даже и самые передовые послѣ¬
дователи тюбингенской школы, какъ Швеглеръ, Целлеръ и Фолька
маръ, допускали принудительность данныхъ въ пользу того обстоя¬
тельства, которое до послѣднихъ десяти лѣтъ принималось всѣми.
Мнѣніе, что ап. Іоаннъ былъ ошибочно принятъ вмѣсто пресви¬
тера Іоанна (если только когда либо существовала такая лич¬
ность), совершенно безосновательно. Даже если мы примемъ ди¬
кое предположеніе, что Апокалипсисъ написанъ Іоанномъ Мар¬
комъ евангелистомъ, или предполагаемымъ пресвитеромъ Іоанномъ
(предположеніе, которое разрушается въ прахъ при первомъ
серьезномъ его изслѣдованіи), то всетаки изъ всего характера и
фразеологіи книги выходитъ, что самъ писатель хотѣлъ показать,
что оиъ апостолъ. А въ такомъ случаѣ одинаково ясно, что его
пребываніе въ Малой Азіи предполагается какъ вещь, хорошо
извѣстная всѣмъ читателямъ книги. Для поддѣлыцика было бы
нелѣпо выступать съ предположеніемъ, которое, если оно ложно,