Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
цц-гвык дни- хвистганСТві: кое значеніе различнымъ мелочамъ, какъ напр. тому, чтобы дѣ¬
вицы приходили въ церковь только съ покрытымъ лицомъ, но осо¬
бенно^®. здѣсь именно яснѣе всего выступаетъ сущность монта-
низма,- гораздо, строже должна была стать церковная дисциплина.
Монтанизмъ безусловно навсегда отказывалъ въ принятіи въ об¬
щину-.всѣмъ, впадшимъ въ смертные грѣхи, даже еслибы они по¬
каялись. Опять принять ихъ могъ только Богъ (возможность этого
вообще не отрицалась), но не церковь. Еслибы это направленіе въ церкви восторжествовало, то цер¬
ковь не ‘могла бы сдѣлаться всемірной исторической силой. Она
заключилась бы въ узкіе предѣлы монастыря, осуждена бы была
на застой и осталась бы безъ вліянія на. народную жизнь. Отрѣ¬
шаясь отъ міра, она была бы неспособна побѣдить міра. Отно¬
сясь лишь отрицательно къ наукѣ и искусству, она никогда бы
не могла произвести христіанскую науку, христіанское искусство.
Она быть можетъ произвела бы въ своей сферѣ геройское ■ міро-
отреченіе, воспитала бы великихъ святыхъ и страстотерпцевъ,
но воспитательницей народа она не могла бы стать, такъ какъ
необходимымъ условіемъ воспитанія служитъ именно то, что
воспитывающій долженъ снизойти къ тѣмъ, которыхъ онъ воспи¬
тываетъ, а этого не могла бы сдѣлать такая община святыхъ.. Въ
ней была бы только дисциплина, которая исключаетъ, а не вос¬
питаніе, которое пріобрѣтаетъ и включаетъ. Въ такомъ положе¬
ніи церковь никогда бы не могла заложить такой основы, чтобы
на ней вновь создать государство. Съ монтанистической точки
зрѣнія немыслимо и христіанское государство. Но церкви уда¬
лось, хотя лишь и послѣ тяжкой борьбы, побѣдить монта¬
низмъ, и притомъ (что именно придаетъ особенное значеніе этой
побѣдѣ) не впадая съ своей стороны въ противоположную край¬
ность. Она не пренебрегла предостереженіемъ отъ нравствен¬
ной распущенности, заключавшемся въ монтанизмѣ, но и со¬
знавала необходимость войти въ міръ, и къ великой славѣ и
чести ея. нужно признать, что она въ теченіе долгаго времени
держалась въ общемъ истинно здоровой середины. Не оставляя
надежды на окончательное пришествіе Спасителя, она всетаки всту¬
пила на путь историческаго развитія и водворилась на землѣ. Не
отказываясь отъ высокихъ требованій святости своихъ членовъ, она
въ тоже время научилась снисходить къ немощнымъ. Со всею рев¬
ностью настаивая на строгости, она всетаки открывала падшимъ путь
къ возвращенію. Хорошо сознавая, что она не отъ міра сего, она
однакоже давала въ себѣ мѣсто всему человѣчески великому и
прекрасному, по слову апостола: „все ваше!“ На мѣсто просто
отрицательнаго удаленія отъ міра, выступило покореніе міра, быв¬