Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПЕРЕВОРОТЪ ВНУТРИ ЯЗЫЧЕСТВА И ХРИСТІАНСТВА. 7 ОЙ ■ религіозную основу для реставраціи государственной и народной
жизни, и такимъ образомъ вообще придти къ реставраціи древ¬
няго міра. Но условіемъ для этого было уничтоженіе христіанства':
Чѣмъ неестественнѣе была реставрація, тѣмъ она была фанатичнѣе’;
и именно реставрированное язычество впер'вые начинаетъ со всѣмъ
пыломъ фанатизма истребительную борьбу противъ христіанства:
Борцы сошлись ближе между собой, но не для того, чтобы подать
другъ другу руку, но для того, чтобы крѣпче обнять другъ друга
для послѣдней отчаянной схватки. " > - ю. Въ извѣстномъ смыслѣ теперь можно было сказать й о хри¬
стіанствѣ, что оно также стало ближе къ язычеству. Оно равнымъ
образомъ пережило глубоко захватывающій процессъ, и чтобы вы¬
разить это состояніе однимъ словомъ, мы можемъ даже сказать,
что оно какбы вошло въ міръ. Юное христіанство въ нѣкоторыхъ отношеніяхъ похоже было
на человѣка вновь воскресшаго въ жизни. Живо сознавая себя
проникнутымъ совершенно новою жизнью, такой человѣкъ обы¬
кновенно сознаетъ себя отчужденнымъ отъ своей прежней жизни, а
вслѣдствіе этого отчужденнымъ и отъ всѣхъ тѣхъ, которые еще
находились въ старой жизни. Свѣжее юношеское воодушевленіе
заставляетъ страдать съ самоотверженіемъ и радостью, но отреченіе
отъ міра все еще сильнѣе, чѣмъ торжество надъ міромъ. Онъ
боится за новопріобрѣтенное сокровище и боязливо остерегается
подвергнуть его какой либо опасности чрезъ какое либо прибли¬
женіе къ міру. Онъ еще не можетъ рѣшиться сдѣлать попытку
проникнуть новою жизнью и окружающій его міръ, но скорѣе
чувствуетъ склонность удаляться въ уединеніе, чтобы втиши поль¬
зоваться испытанною благодатью, болѣе наслаждаться ею, чѣмъ
трудиться при помощи ея и увеличивать .даръ. Легко присоеди¬
няется онъ къ единомышленникамъ, но только лишь для того,
чтобы вмѣстѣ съ ними тѣмъ рѣзче отдѣлиться отъ общей массы.
Онъ опасается дѣлать то или другое изъ боязни погрѣшить, и къ
великой ревности о святости легко примѣшивается нѣчто изъ закон-
ннчества. Весь горизонтъ жизни еще узокъ, и лучше всего человѣкѣ
желалъ бы поскорѣе удалиться изъ этого міра, возвратиться къ
своему Господу. Отсюда отличительною чертою этого періода хри¬
стіанской жизни служитъ наклонность болѣе заниматься загробною
жизнью, чѣмъ задачами христіанъ въ настоящей жизни,—наклон¬
ность, выразившаяся въ той любви, съ которою христіане занимались
вопросомъ о второмъ пришествіи Спасителя и о послѣднихъ дняхъ
міра. Въ древнѣйшемъ христіанствѣ все это несомнѣнно и было такъ;
извѣстно, что по мнѣнію вѣрующихъ второе пришествіе Спасителя
было близко. Эта надежда господствовала надъ всею. жизнью/’®®^