Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ТХГ2 'ПЕРВЫЕ дни христіанства. Одинъ хрйётійнинъ'У 'тіо имени Прокулъ, принадлежалъ, по сви¬
дѣтельству **),' въ дому Септимія Севера. Всѣ чув- сівоваяй,';ічто '-вѣ' новой религіи было нѣчто необычайное. Нрав-
ственнак аійзнь христіанъ, стойкость мучениковъ производили силь¬
ное * вгіёчат лѣніе. Теперь уже не отрицали болѣе того, что хри¬
стіане! -имѣли нѣчто такое, чего не было у язычниковъ. Естественно
возникала мысль: нельзя ли и язычеству воспользоваться этимъ?
Нельзя ли противопоставить Христу христіанъ особаго языческаго
Христа, въ образѣ котораго все доброе, замѣчавшееся въ хри¬
стіанствѣ, было бы связано съ язычествомъ? Таковъ именно былъ
* кругѣ мыслей, изъ котораго вышла книга Филострата. Вообще въ языческомъ мірѣ этого Времени замѣчалось нѣчто
въ родѣ духа примиренія. Уже Цельсъ предлагалъ христіанамъ
нѣчто въ родѣ союза. Еще яснѣе эти мысли выступали теперь.
Императоръ Геліогабалъ въ своемъ общемъ храмѣ предоставилъ
одну капеллу и христіанству, и Александръ Северъ явно выдавалъ
христіанскія симпатіи. Предполагалось и христіанство принять
въ число религій римскаго государства, но конечно подъ усло¬
віемъ, что оно будетъ не болѣе, какъ одна религія рядомъ съ
другими религіями, что оно съ своей стороны будетъ признавать
языческія религіи. Но это было невозможно. Поэтому ничего не
оставалось, какъ возобновить борьбу, и даже эти именно мысли
о примиреніи, которое должно бы было предоставить Христу мѣсто
въ римскомъ Пантеонѣ рядомъ съ Юпитеромъ, Изидой и Митрой,
должны были теперь, когда эти планы оказались невыполнимыми,
повести къ рѣшительной борьбѣ. Вообще значило бы показать мало знакомства съ человѣческой
природой, еслибы мы хотѣли на фактѣ видимаго приближенія
язычества къ христіанству основать надежду, что оно съ этого
времени будетъ относиться въ нему дружественно. Для нѣкоторыхъ
отдѣльныхъ лицъ это сближеніе могло служить тѣмъ мостомъ, по
которому путь ихъ приводилъ къ церкви; но въ общемъ это самое
приближеніе, какъ скоро оказывалось, что христіанство не войдетъ
ни въ какой компромиссъ, только обостряло противоположность.
Теперь стали думать, что то добро, которое нельзя уже было отри¬
цать у христіанства, оказывалось и на языческой сторонѣ, и даже
въ гораздо болѣе чистомъ видѣ. Это отказывавшееся отъ всякаго
сліянія христіанство имѣло вслѣдствіе этого тѣмъ менѣе права на
существованіе. Раннее язычество не имѣло въ сущности никакой
силы для веденія рѣшительной борьбы противъ христіанства. Что
реставрація придала язычеству новую силу, этого нельзя отри¬
цать, если даже сила эта была не истинная. Вслѣдствіе этого
теперь пришли въ мысли найти въ реставрированномъ язычествѣ