Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПЕРЕВОРОТЪ ВНУТРИ ЯЗЫЧЕСТВА И ХРИСТІАНСТВА. 701 '• дывалъ и въ живыхъ образахъ увѣщевалъ помогать другъ другу,; ; Какъ разъ противъ него на деревѣ тихо сидѣли воробьи. Но, вотъ
прилетѣлъ еще одинъ воробей и поднялъ страшный крикъ, .какъ
, будто бы хотѣлъ сообщить имъ о какомъ то дѣлѣ. Всѣ они тот¬
часъ же поднялись и полетѣли за нимъ. Увидѣвъ это, Аполлоній
прервалъ свою рѣчь и сказалъ: „одинъ ребенокъ несъ въ корзинѣ
зерна; онъ упалъ и разсыпалъ зерна, и хотя собралъ ихъ, но на
улицѣ осталось еще нѣсколько зеренъ. Воробей видѣлъ это, и
-вотъ теперь позвалъ другихъ, чтобы всѣ они приняли участіе въ
его находкѣ". Нѣкоторые тотчасъ же полетѣли за нимъ и нашли,
что это въ дѣйствительности было такъ. Затѣмъ Аполлоній обра¬
тился къ народу: „вы видите, какъ воробьи пекутся другъ о другѣ,
и какъ охотно они дѣлятся между собою своимъ добромъ; вы же,
напротивъ, даже видя, что человѣкъ додѣлается своимъ добромъ
съ другими, даете ему названіе мота". Ради этой, своей преобра¬
зовательной дѣятельности Аполлоній терпѣлъ даже гоненія. На¬
прасно друзья его старались удержать его, чтобы онъ не хо¬
дилъ въ Римъ, гдѣ свирѣпствовалъ Домиціанъ. „Я не могу бѣгать
отъ моихъ враговъ, отвѣчалъ Аполлоній, я долженъ бороться
за своихъ друзей". Домиціанъ ввергъ его въ темницу, но Апол¬
лоній внезапно исчезъ отъ своихъ судей, и въ этотъ же вечеръ
явился своимъ друзьямъ въ Путеолѣ. Эти послѣдніе не хотѣли
вѣрить, что это онъ самъ, но онъ позволилъ имъ прикоснуться
къ себѣ, чтобы убѣдить ихъ, что они видятъ отнюдь не призракъ
предъ собою. Затѣмъ онъ исчезаетъ на островѣ Родосѣ, примемъ
раздался возгласъ: „оставь землю итиди на небо"! Что здѣсь мы имѣемъ предъ собою съ полною преднамѣренностью
начертанный языческій противообразъ Спасителя, въ этомъ не мо¬
жетъ быть никакого сомнѣнія. Филостратъ писалъ не сатиру, какъ
Лукіанъ, но съ полною серьезностью хотѣлъ противопоставить
Христу христіанъ Христа язычниковъ. Это тѣмъ болѣе знамена¬
тельно, что мы имѣемъ здѣсь дѣло не просто съ личными взгля¬
дами и цѣлями Филострата. Послѣдній былъ виднымъ членомъ того
круга ученыхъ, который собирался вокругъ высокодаровитыхъ дамъ
при дворѣ императора Септимія Севера, именно, его супру¬
ги Юліи Домны и ея племянницы Юліи Маммеи. Въ этомъ
кружкѣ много обсуждались также и религіозные вопросы. Къ рим¬
ской государственной религіи собственно тамъ не было никакой
склонности. Сама Юлія Домна была дочь жреца Солнца, въ Емесѣ.
Господствовавшее здѣсь направленіе скорѣе было чисто синкрети¬
ческимъ, и этотъ синкретизмъ стоялъ также недалеко отъ хри¬
стіанства. При дворѣ послѣднее также' имѣло уже своихъ пред¬
ставителей. Одинъ изъ каммергеровъ Коммода былъ христіанинъ^)* А ‘ -55/