Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
-р^жг лг шатКНСТБА ствіе этого въ томъ, чтобы очищаться отъ матеріи, изъ мате¬
ріальнаго міра возвращаться въ высшій міръ. Это совершается;
посредствомъ добродѣтели, причемъ душа, при помощи аскетизма,
освобождается отъ матеріальнаго, собирается и направляется къ
единому. Такимъ образомъ она приходитъ .къ созерцанію высо¬
чайшаго, и если эти моменты таинственнаго единенія съ высочай¬
шимъ и во время земной жизни являются лишь отдѣльными свѣ¬
товыми проблесками (самъ Плотинъ только немного разъ достигалъ
до такого созерцанія), то душа, освободившись отъ узъ тѣла, достиг¬
нетъ никогда непрерывающагося созерцанія. Сродство этой системы съ христіанствомъ такъ же не трудно
видѣть, какъ и ея основное различіе. Здѣсь также имѣется въ
виду искупленіе, но Плотинъ не знаетъ ни глубины испорченности,
ни высоты благодати; его высочайшее не есть живой Богъ, кото-:
рый есть любовь, Отецъ и Творецъ всѣхъ вещей, но абстрактное
единое. Плотинъ знаетъ только „невѣдомаго бога". Поэтому и
матерія сама по себѣ есть зло, и искупленіе состоитъ въ удале¬
ніи души изъ матеріальнаго міра. Это искупленіе человѣкъ со¬
вершаетъ самъ чрезъ аскетизмъ и упражненіе въ добродѣтели.
Такъ какъ Плотинъ такимъ образомъ вращается все еще всецѣло
въ языческомъ кругѣ мышленія, то онъ вводитъ въ свою систему
и языческую миѳологію. Миѳы для него чистыя оболочки умозри¬
тельныхъ идей. Вообще эта система имѣла удобные пункты со¬
прикосновенія для всей языческой народнрй вѣры, а то, что на¬
мѣтилъ уже Плотинъ, далѣе развили его ученики. Идея, что
божество октрывается и дѣйствуетъ въ различныхъ степеняхъ,
выработывается въ формальную іерархію высшихъ и низшихъ
боговъ; къ сверхъестественнымъ богамъ присоединяются мірооби-
таюіціе и ниже ихъ стоятъ демоны, добрые и злые. Такимъ спо¬
собомъ вся народная вѣра могла быть оправдана философскимъ-
путемъ. Народъ молился мірообитаюгцимъ богамъ, какъ своимъ
богамъ, между тѣмъ какъ мудрецъ поднимался до единаго высо¬
чайшаго. Мысль, что душа проникаетъ весь міръ, а слѣдовательно
одушевлено и живетъ и все, повидимому, даже безжизненное и
неодушевленное, что все проникнуто одною жизнью и поэтому
существуетъ симпатія во всемъ,—дала философскую основу для
магіи и мантики, такъ что все чародѣйство получало почву для своего
существованія и даже стало пользоваться особымъ попеченіемъ. Такъ
неоплатонизмъ преобразился въ богословіе реставрированнаго язы¬
чества, которому здѣсь давалось для образованныхъ классовъ
научное основаніе. Но неоплатоники хотѣли не просто реставри¬
ровать, они хотѣли реформировать. Давъ языческому культу новую
основу, они хотѣли тотчасъ же очистить его отъ грубѣйшихъ