Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПЕРЕВОРОТЪ ВНУТРИ ЯЗЫЧЕСТВА И ХРИСТІАНСТВА. выработалъ въ дѣйствительную систему, во всѣхъ своихъ отноше¬
ніяхъ есть именно такая смѣсь, какую обыкновенно пройзво'дятіЗ.
времена такого броженія. Онъ какъ философія есть возрожденій
платонизма, но въ такомъ видѣ, что въ него превнесены многій
другіе образующіе элементы. Плотинъ хотѣлъ показать, что
всѣ философскія системы стремились именно къ тому же, и ста¬
рался объединить Платона и Аристотеля съ стоицизмомъ. Но нео¬
платонизмъ. есть въ тоже время и богословіе, или правильнѣе, тео¬
софія. Сообразно съ сильнымъ религіознымъ наклономъ времени,
вся эта система проникнута нравственно-религіознымъ настрое¬
ніемъ. Она соотвѣтствуетъ сильному религіозному наклону вре¬
мени тѣмъ, что познаніе высшаго по ней можно достигать не чрезъ
философское мышленіе, но чрезъ созерцаніе, чрезъ непосредствен¬
ное вдохновеніе. Мало того, неоплатонизмъ выступалъ собственно
какъ новое откровеніе. Аммоній значитъ .вдохновенный Богомъ",
и Плотинъ вѣрилъ, что онъ имѣлъ своимъ руководителемъ не де¬
мона просто, но бога высшаго порядка. Приглашенный къ одной
жертвѣ, онъ отвѣчалъ: „боги должны приходить ко мнѣ, а не я
къ нимъ". Задачей своего ученія Плотинъ считаетъ: „возводить всякую
душу изъ состоянія униженія, — въ которомъ она, отчужденная
отъ своего отца и отъ своего происхожденія, не узнаетъ саму
себя и погибаетъ подъ давленіемъ преходящихъ вещей, — къ
противоположному, т. е. высочайшему и лучшему". Высочайшее,
первосущество, первооснова всѣхъ вещей, по Плотину, есть одно,
добро, которое стоитъ столь высоко надъ всѣмъ другимъ, что имъ
исключается всякое ближайшее опредѣленіе и различеніе, равно
какъ и всякое указаніе на нѣчто другое. Но хотя это одно
находится на безусловной высотѣ, всетаки отъ него совершается
нѣкоторый процессъ сообщенія силъ, который развивается посте¬
пенно. Эти степени суть мыслящій духъ, мірообразуюіцая душа
и матерія. Матерія есть послѣднее произведеніе въ обратно иду¬
щемъ постепенномъ рядѣ произведеній изъ перваго. Она есть
нѣчто несуществующее, и въ то время какъ единое и первое есть
добро и причина добра, матерія есть послѣднее, въ которомъ
нѣтъ ничего добраго, и есть причина худаго. Она есть тьма въ
сравненіи съ свѣтомъ. Задача души — такъ какъ она стоитъ на
границѣ матеріи—заключается въ томъ, чтобы освѣщать матерія».
Но это имѣетъ и свое обратное дѣйствіе на душу. Чрезъ смѣшеніе
съ тьмою свѣтъ души, дѣлается слабѣе. Это есть паденіе души.
Душа сама по себѣ всегда остается чистою, доброю и разум¬
ною. Но ея существо покрывается матеріей, подобно тому, какъ
если кто погружается въ грянь. Задача человѣка состоитъ всаѣД- ■Г-У А:'