Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПЕРЕВОРОТЪ'ВНУТРИ-ЯЗЫЧЕСТВА. И ХРИСТІАНСТВА. врата храмовъ открывались сами собою, чтобы въ тотъ момещШ,
когда поднималось жертвенное пламя, раздавалась таинствённМ
музыка, чтобы въ пламени жертвенника появлялись величествен-
ные образы и т. д. Такимъ образомъ посвящаемые дѣйствительно
думали, что они окружены отовсюду чудесами.. Еще страшнѣе 'были мистеріи Митры, и онѣ болѣе всего по¬
казываютъ намъ, чего стоило язычникамъ достигнуть очищенія отъ
грѣховъ. Посвященія имѣли различныя степени — степень воро¬
новъ, степень воиновъ, степень львовъ и т. д. Посвящаемые должны
были пройти много испытаній, называемыхъ наказаніями. Такихъ
наказаній было 80: пос^ъ, стояніе и лежаніе на снѣгѣ и льдѣ
въ теченіе 20 дней, пытка, запугиваніе, бичеваніе и т. д. Они
были такъ жестоки, что многіе лишались жизни. Не смотря на
это, цѣлыя толпы, даже люди знатные и сами императоры стре¬
мились къ тому, чтобы сдѣлаться воинами Митры. Странную картину представляетъ намъ это время. При пер¬
вомъ взглядѣ можно бы смѣяться и издѣваться надъ нею, и од¬
накоже нельзя взглянуть на нее безъ внутренней скорби. Такимъ
чудовищнымъ праздникомъ вѣдьмъ заканчивается слава древняго
Рима! Міръ, который слушалъ Сократа и читалъ Платона, который
произвелъ Софокла и видѣлъ столько прекраснаго, который такъ ве¬
село наслаждался своими художественными произведеніями, герои¬
ческія фигуры котораго еще и доселѣ одушевляютъ юношество,—
этотъ міръ кончилъ тѣмъ, что сталъ покланяться тысячи чудовищ¬
ныхъ боговъ, боговъ съ собачьими головами, и конусообразнымъ
камнямъ, пресмыкался въ пещерахъ Митры и искалъ въ умило¬
стивительной крови Тавроболовъ возрожденія, страшился магиче¬
скихъ чаръ и привидѣній и дѣлался жертвою всякаго обман¬
щика, который нахально совершалъ предъ нимъ какое либо шар¬
латанское чудо. Отсюда по крайней мѣрѣ становится понятнымъ, какъ въ это
время могъ родиться величайшій насмѣшникъ, который когда либо
.жилъ на землѣ. Въ глазахъ Лукіана Самосатскаго все это было
лишь веселой комедіей, которая давала ему безконечный мате¬
ріалъ для смѣха. „Будь трезвъ и тугъ на вѣру!* съ такимъ де¬
визомъ выступаетъ онъ, вопреки своего времени, какъ единствен¬
ный трезвый человѣкъ въ совершенно опьяненномъ обществѣ. Онъ
издѣвался надъ всѣмъ, надъ богами и надъ людьми. Въ его бе¬
сѣдахъ боговъ мы переживаемъ то страшную распрю между Юпи¬
теромъ и Юноной; то видимъ цѣлый Олимпъ въ страшной тре¬
вогѣ изъ за того, что при диспутѣ между стоическими и эпику¬
рейскими философами въ плохомъ состояніи оказывалось дѣло бо¬
говъ; то слышимъ, какъ расправляются съ странными новыми бо¬