Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ГОНЕНІЕ ПРИ МАРКѢ АВРЕЛІѢ И ПЕРВЫЕ ПРИЗНАКИ ПОБѢДЫ. 667" сохранять душевный покой, быть откровеннымъ по отношенію къ
себѣ, справедливымъ и кроткимъ къ другимъ, во всемъ сохранять
мѣру и слѣдовать голосу совѣсти, не обращать вниманія на по¬
хвалу или порицаніе людей — таковы были требованія, которыя
онъ поставилъ самому себѣ. До самаго конца своей жизни онъ
трудился предъ своимъ собственнымъ нравственнымъ облагорожи-
ваніемъ. Его размышленія (12 книгъ „себѣ самому", составляющія
родъ дневника, который онъ частью писалъ во время треволненій
войны, „въ землѣ Квадовъ") служатъ несомнѣннымъ свидѣтель¬
ствомъ о томъ. Онъ ставитъ въ нихъ высокій идеалъ, и къ чести
его нужно сказать, что онъ серьезно стремился къ этому идеалу.
Человѣкъ въ его глазахъ есть созданное для общеполезной дѣя¬
тельности существо, и имѣетъ обязанность неустанно заботиться
о благѣ своихъ собратьевъ, не взирая на благодарность и похва¬
лу. „Если ты совершилъ благодѣяніе и другой воспользовался
имъ, то зачѣмъ добиваешься еще третьяго, именно славы у лю¬
дей и благодарности воспользовавшагося? Недостаточно ли для
тебя, что ты поступилъ по предписанію разума, и неужели ты
желаешь еще награды за это? Это было бы тоже самое, какъ
еслибы глазъ хотѣлъ требовать вознагражденія за то, что онъ ви¬
дитъ, и нога за то, что она ходитъ". „Всѣ люди, часто гово¬
рилъ онъ, братья, и худые люди суть только заблуждающіеся,
которые дѣйствуютъ противъ своего собственнаго блага". „Люди
сотворены другъ для друга, усовершенствуй ихъ слѣдовательно или
терпи ихъ". И именно этотъ императоръ, который хотѣлъ терпѣть
даже и худыхъ людей, лишь какъ заблуждающихся братьевъ, со¬
знаніе справедливости въ которомъ было до мучительности добро¬
совѣстно, что онъ цѣлые дни могъ проводить за изслѣдованіемъ
извѣстнаго государственнаго дѣла, чтобы не причинить никому
несправедливости, — такой человѣкъ именно долженъ былъ сдѣ¬
латься однимъ изъ рѣшительнѣйшихъ гонителей христіанъ, и слѣ¬
довательно долженъ былъ причинять величайшую несправедливость
самымъ лучшимъ людямъ государства. Маркъ Аврелій былъ стоикъ, и если добродѣтель смиренія
была чужда уже всей древности, то о стоической философіи пря¬
мо можно сказать, что она жила высокомѣріемъ. Религіей им-
- ператора былъ фаталистическій пантеизмъ, его богъ — природа.
„Что согласуется съ тобою, о, міръ, то согласуется и со мною;
что тебѣ въ пору, то и мнѣ ни рано, ни поздно; все мнѣ въ
пользу, что приносятъ твои Горы. О, природа, изъ тебя все, въ
тебѣ все, къ тебѣ все!" Гордая преданность рѣшеніямъ судьбы—
вотъ въ чемъ искалъ онъ себѣ мира: „отдавайся безъ противодѣй¬
ствія Паркамъ (богинямъ судьбы) и пусть онѣ сплетаютъ твою