Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
664 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. здѣсь имѣемъ дѣло съ самостоятельнымъ развитіемъ, въ которомъ
языческій міръ шелъ на встрѣчу христіанству, совершенно подобно
тому, какъ и раньше внутри язычества развивался универсализмъ,
шедшій на встрѣчу универсализму христіанскому. Мы и здѣсь ви¬
димъ пути Божіи, которыми Онъ направлялъ язычниковъ къ своему
Сыну, и здѣсь мы также познаемъ, что пришло исполненіе временъ. Но если эдѣсь мы видимъ отнюдь не происшедшее подъ влія¬
ніемъ христіанства, но параллельное съ христіанствомъ стремле¬
ніе, то возникаетъ затѣмъ вопросъ: гдѣ тотъ пунктъ, на которомъ
встрѣчаются оба эти параллельныхъ теченія, въ которомъ движе¬
ніе внутри язычества подпадаетъ подъ вліяніе христіанскаго дви¬ женія и воспринимается послѣднимъ? Само собою понятно, что
пунктъ этотъ съ полною точностью указать невозможно, такъ какъ
подобныя духовныя теченія долго совершаются въ глубинѣ, такъ
сказать подъ землею, прежде чѣмъ они становятся видимыми и
выступаютъ наружу. Нельзя указать этого вліянія еще и во вре¬
мена Марка Аврелія. Даже у Цельса, гдѣ можно бы ожидать
найти его, мы не находимъ никакихъ слѣдовъ его. Цельсъ относится
къ христіанству (хотя онъ противъ своей воли долженъ былъ съ
уваженіемъ относиться къ его могуществу) все еще съ чистымъ
отвращеніемъ. Но немного десятилѣтій спустя вліяніе его можно
уловить уже съ полнѣйшею очевидностью. Въ салонахъ Юліи
Домны, высоко даровитой жены императора Септимія Севера, ко¬
торая собирала вокругъ себя кружокъ философовъ, риторовъ и
юристовъ, уже признавалось, что христіанство содержитъ въ себѣ
нѣчто такое, чего не доставало язычеству, и возникалъ вопросъ,
какъ эти преимущества христіанства можно перенести на языче¬
ство, и вышедшая изъ этого круга замѣчательная книга Фило¬
страта, „Жизнеописаніе Аполлонія Тіанскаго", уже переноситъ
на языческихъ пророковъ, чтобы не сказать на языческаго Мес¬
сію, заимствованныя въ евангеліяхъ черты образа презираемаго
Іисуса. Но если уже и тогда невозможно было болѣе отрицать
вліяніе христіанства на языческій образъ мышленія, то по нашему
мнѣнію не будетъ смѣлостью уже во времена Марка Авре¬
лія допускать тихое, еще неуловимое, но уже фактически суще¬
ствовавшее вліяніе. Но даже еслибы кто захотѣлъ совершенно от¬
рицать это вліяніе въ разсматриваемое время, то всетаки уже
нѣтъ недостатка въ симптомахъ, показывавшихъ, какою силою сдѣ¬
лалось христіанство. Въ первый разъ языческій міръ началъ тре¬
петать отъ ■ опасенія, что это доселѣ столь презиравшееся хри¬
стіанство Сможетъ восторжествовать въ мірѣ. Стоитъ только про-
чи^ать’^Цёльса, чтобы почувствовать ту тревогу, съ которою онъ
-уже свѣритъ «на часто упоминаемыя имъ массы христіанъ. Онъ