Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
Б6Ж ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. Улучшалась понемногу и доля рабовъ. Плиній относится къ
своимъ рабамъ уже совершенно иначе, чѣмъ раньше относился къ
нимъ Катонъ. Если рабы Катона должны были работать закован¬
ными и мѣстомъ сна для нихъ служило стойло воловъ, то во вла¬
дѣніяхъ Плинія уже ни одинъ рабъ не работалъ болѣе въ око¬
вахъ; онъ позволялъ имъ пріобрѣтать собственность и даже сидѣлъ
за однимъ столомъ съ своими вольноотпущенными. Онъ не сты¬
дился уже выражать свою скорбь по случаю смерти одного
раба и даже не удерживалъ своихъ слезъ, хотя и высказалъ
при этомъ: „я знаю, что не всѣ думаютъ такъ, какъ я, что многіе
въ потери раба видятъ только денежную потерю, и считаютъ себя
даже мудрѣе и возвышеннѣе въ этой безчувственности* 41). Еще
болѣе важнымъ чѣмъ такія выраженія отдѣльнаго человѣка слу¬
житъ то обстоятельство, что теперь уже и законъ началъ прини¬
мать рабовъ подъ защиту. Адріанъ запретилъ самоуправно убивать
рабовъ. Ихъ должно было привлекать къ суду и осуждать на
смертную казнь лишь въ томъ случаѣ, если они оказывались ви¬
новными. Онъ запретилъ продавать рабовъ и рабынь для безчест¬
ныхъ промысловъ. Эргастулы (т. е- тѣ рабочія тюрьмы, въ кото¬
рыя заключались рабы для каторжныхъ работъ) уничтожаются, и
законъ, который еще при Неронѣ осуждалъ на смерть множество
совершенно невинныхъ людей, именно тотъ законъ, по которому
если господинъ былъ убитъ и убійца не оказывался на лицо, то
всѣ рабы, жившіе съ нимъ подъ одной кровлей, должны были
подвергаться смертной казни, ограниченъ былъ условіемъ, чтобы
смертной казни подвергались только тѣ, которые были къ нему
такъ близки, что могли быть свидѣтелями самаго преступленія.
Рабы могли теперь уже въ извѣстныхъ случаяхъ допускаться въ
качествѣ свидѣтелей. Они могли пользоваться своею собственностью
для того, чтобы выкупаться на свободу; общественные рабы могли
даже распоряжаться въ своихъ завѣщаніяхъ половиною своего со¬
стоянія; Все это было нѣчто новое, и если мы припомнимъ, какъ
смотрѣли на рабство Платонъ и Аристотель и даже Цицеронъ,
то. изумимся, какимъ совершенно инымъ тономъ звучатъ слова
великаго ученаго юриста Ульпіана изъ времени Антониновъ: „по
естественному праву всѣ люди рождены свободными; что касается
гражданскаго права, то хотя рабы считаются за ничто, не такъ одна¬
коже по. естественному праву, такъ какъ въ силу этого естественнаго
права, .всѣ люди равны11 *2). Подобныя выраженія о равенствѣ
всѣхъ .людей, именно, что всѣ люди братья, всѣ сограждане, мы
часто . встрѣчаемъ въ это время. Они начинали становиться об- '
щимъ достояніемъ, и никто не выразилъ ихъ опредѣленнѣе, какъ
именно императоръ Маркъ Аврелій. „Если мы имѣемъ духъ общій