Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
СУДЕБНОЕ ПРЕСЛѢДОВАНІЕ ХРИСТІАНЪ ПРИ ТРАЯНѢ. 6р5| родѣ и человѣческой жизни, заключается глубочайшій смыслъ.
Іустинъ въ сущности идетъ тѣмъ же путемъ, на какой вступилъ
и ап. Павелъ въ Аѳинахъ, когда онъ, воспользовавшись -надписью
на языческомъ жертвенникѣ: „невѣдомому Богу“, сталъ проповѣ-
дывать язычникамъ этого самаго невѣдомаго Бога. Но Іустинъ
умѣлъ и иначе обосновать первоначальное назначеніе человѣка для
христіанства,—назначеніе, изъ котораго само, собой возникли въ
язычествѣ всѣ несознательныя указанія на него, — это именно
ученіе о Логосѣ (Словѣ, Іоан, і, 1), которымъ онъ пользуется при
этомъ. Во Христѣ Логосъ сдѣлался плотію. Но въ то время какъ
христіане вообще имѣли у себя всего Логоса, Господа Іисуса
Христа, отдѣльныя части этого Логоса, сѣмена. Логоса, были
разсѣяны и во всемъ языческомъ мірѣ. И тамъ, въ языче¬
скомъ мірѣ, Логосъ дѣйствовалъ въ мудрецахъ поэтахъ и зако¬
нодателяхъ. Отсюда отзвуки христіанской истины въ языческихъ
сочиненіяхъ и поэмахъ; отсюда многія высоконравственныя на¬
чала въ языческомъ законодательствѣ. Равнымъ образомъ и ве¬
ликіе люди язычниковъ, ихъ герои добродѣтели сдѣлались тѣмъ,
чѣмъ они были, благодаря Логосу. Все это составляетъ какбы часть
христіанства въ язычествѣ, н язычники должны были находить
въ этомъ побужденіе для воспринятія полноты этихъ даровъ въ
христіанствѣ. Еще опредѣленнѣе видѣло въ язычествѣ под¬
готовительную стадію для христіанства посланіе къ Діогнету.
Отвѣчая на вопросъ, часто поднимавшійся язычниками, поче-
му Богъ такъ поздно послалъ своего Сына, авторъ посланія
доказываетъ, что міръ долженъ былъ созрѣть для этого посоль¬
ства. Конечно, мы находимъ и такихъ апологетовъ, апологія ко¬
торыхъ почти совершенно переходитъ въ полемику, какъ напр.
апологія Таціана, который видитъ въ язычествѣ лишь глупость и
развращеніе и не допускаетъ ничего добраго въ его произведеніяхъ;
но это были лишь исключенія. Въ общемъ во всей апологетикѣ
этого времени звучитъ тонъ привлекающей любви, который пре¬
краснѣйшее свое выраженіе нашелъ въ не разъ уже упоминав¬
шемся знаменитомъ посланіи къ Діогнету. Апологеты хотѣли не
отталкивать, но привлекать, и пользовались для этого тѣми срод¬
ными пунктами, которые они могли находить въ язычествѣ и въ
душѣ язычниковъ. Если христіанство въ глазахъ язычниковъ было
чѣмъ то противнымъ всякой человѣчности, то они доказывали, что
оно то- и есть истина человѣческая, такъ какъ по прекрасному
выраженію Тертулліана—„душа человѣческая по природѣ хри¬
стіанка" . Было бы въ высшей степени интересно знать, какое впечат¬
лѣніе производили на язычниковъ эти апологіи. Къ сожалѣнію,* мы 42