Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ЛЕРВЕГВ ДНИ-ХРИСТІАНСТВА. лось каабы чрезъ заразу и изъ городовъ уже проникло въ де¬
ревни; но съ другой стороны невидимому оставалась еще на¬
дежда совершенно искоренить это суевѣріе, если только въ отно¬
шеніи къ нему съ твердостью соединить мягкость, и давать про¬
щеніе тѣмъ, которые показывали раскаяніе. Въ своемъ отвѣтѣ имнераторъ въ существенномъ одобрительно
отнесся къ мѣрамъ Плинія, и если онъ отклонилъ дать предпи¬
саніе на всѣ случаи, то всетаки сдѣлалъ на будущее слѣдующія
распоряженія: выслѣживать христіанъ не должно, но если ихъ об¬
виняютъ и доказываютъ обвиненіе, то должно ихъ наказывать, но
такъ, чтобы тѣмъ, которые отказываются отъ того, что они хри¬
стіане и докажутъ это/ жертвоприношеніемъ богамъ, если даже
и имѣется подозрѣніе, что они доселѣ были христіанами, давать,
въ виду ихъ раскаянія, прощеніе. Анонимныхъ обвинительныхъ
писемъ во всякомъ случаѣ не принимать, „такъ какъ, заклю¬
чаетъ Траянъ, это подало бы худой примѣръ и не идетъ къ на¬
шему вѣку“. Это императорское распоряженіе отселѣ сдѣлалось руководя¬
щимъ въ отношеніи къ христіанамъ и сохраняло силу болѣе сто¬
лѣтія. Мы не можемъ отрицать, что оно, съ точки зрѣнія рим¬
лянина, вполнѣ соотвѣтствовало любви къ справедливости и мяг¬
кости, которыми славился вообще Траянъ. Христіанство казалось
ему упорнымъ противодѣйствіемъ государственнымъ законамъ, и
императоръ не желаетъ оставить его безнаказаннымъ. При этомъ
онъ однакоже строго соблюдаетъ не только формы справедливо¬
сти, но и желаетъ избѣгнуть всякой ненужной суровости и же¬
стокости. Онъ относится къ христіанамъ какъ къ заблудшимъ,
которыхъ онъ желаетъ возвратить на истинный путь кротостью.
Такимъ образомъ Траянъ лелѣетъ себя надеждой, что ему удастся,
хотя и не сразу, то всетаки мало по малу, положить конецъ
этому пагубному заблужденію. Но какъ ни разумно съ точки зрѣ¬
нія политики было такое распоряженіе, оно всетаки было ошиб¬
кой. Политико-юридическаго отношенія было недостаточно для та¬
кого дѣла. Распоряженіе это страдало внутреннимъ противорѣ¬
чіемъ, которое со временемъ вполнѣ обнаружилось и должно было
повести къ дальнѣйшимъ мѣрамъ, и при этомъ (а это главное)
императоръ не имѣлъ никакого понятія о силѣ вѣры, съ которою
онъ. теперь начиналъ борьбу въ своихъ судахъ. Уже въ древней церкви мнѣніе объ императорѣ Траянѣ
колебалось. То онъ считался гонителемъ христіанской церкви,
то—ея покровителемъ; его указъ считался то враждебнымъ ука¬
зомъ, то съ другой стороны покровительственнымъ указомъ. Въ
дѣйствительности онъ представлялъ и то, и другое. Онъ былъ