Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ООО ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. Жизнь ихъ казалась язычникамъ безрадостною и мрачною. „Мы,
говоритъ одинъ язычникъ ,с), почитаемъ боговъ съ весельемъ,
съ гостепріимными пирами, пѣснями и играми; вы же почитаете
какого то распятаго человѣка, которому наслаждающіеся всѣмъ
этимъ не могутъ нравиться, который избѣгаетъ радости и прокли¬
наетъ удовольствія “. Даже то, что христіане говорили о судѣ надъ
нечестивыми, о вѣчномъ наказаніи въ аду, считалось доказатель¬
ствомъ ихъ человѣконенавистничества. Въ глазахъ язычника Це¬
цилія ") они составляютъ „достойную жалости, запрещенную, от¬
чаянную шайку, которая отреклась отъ всего добраго и пре¬
краснаго, заугйльный боящійся свѣта народъ, нѣмой въ обществен¬
ной жизни, болтливый за угломъ. Храмы презираютъ они, какъ
мѣсто сожженія труповъ, возстаютъ противъ боговъ, насмѣхаются
надъ богослуженіемъ, съ сожалѣніемъ относятся, сами будучи жал¬
кими, къ жрецамъ. На почести и пурпуръ смотрятъ они свысока, сами
въ тоже время бѣгая полунагими. Въ своей чудовищной глупости
и невѣроятной дерзости, они презираютъ настоящія муки, боясь
въ тоже время невѣдомаго и будущаі'о, и предъ смертью боясь
умереть, въ тоже время не боятся смерти- Ихъ обманчивая на¬
дежда льститъ имъ утѣшеніемъ воскресенія къ новой жизни
Забота христіанъ о ихъ спасеніи казалась язычникамъ совершенно
непонятною, даже смѣшною, и такимъ образомъ христіане въ ихъ
глазахъ были въ одно и тоже время и самыми неразумными и
самыми жалкими людьми, такъ какъ они, ради будущаго и совер¬
шенно неизвѣстнаго, съ цѣлью избѣжать воображаемаго зла и до¬
стигнутъ воображаемаго блаженства, отказывались отъ несомнѣн¬
ныхъ осязательныхъ благъ и наслажденій этого міра. „Вы нахо¬
дитесь въ томительномъ ожиданіи (это опять слова Цецилія) **)
и печали, и воздерживаетесь отъ самыхъ почтенныхъ радостей, не
смотрите никакихъ зрѣлищъ, не присутствуете ни при какихъ ше¬
ствіяхъ, отсутствуете на общественныхъ пиршествахъ; вы отно¬
ситесь съ отвращеніемъ къ состязаніямъ, къ пищѣ и питію, на¬
чатки которыхъ приносятся и возливаются на жертвенники; вы не
увѣнчиваете своей головы цвѣтами, не чтите тѣла благовоніями,
не даете трупамъ помазанія, отказываете въ вѣнкахъ даже своимъ
гробамъ, бѣдные трепещущіе люди, достойные состраданія нашихъ
боговъ!“ „Такимъ образомъ вы, несчастные, не возстанете опять
и въ тоже время не живете теперь11. Конечно, еслибы Цецилій въ по¬
слѣднемъ своемъ положеніи былъ правъ, то онъ вообще имѣлъ бы
право называть христіанъ самыми жалкими людьми. Если бы мы на¬
дѣялись на Христа только въ этой жизни, если бы мы не вѣрили въ
возрожденіе къ новой надеждѣ чрезъ воскресеніе Христа, то мы
дѣйствительно были бы самые жалкіе изъ людей (1 Кор. хѵ, 19).