Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
тягажддг^иаЕпшства;—къ дгистхгнсгвут ТГ7Ш лось страшною клятвою и ужаснѣйшими обрядами. Въ своихъ *ео-
браніяхъ на вечеряхъ любви, — такъ съ ужасомъ разсказывали
язычники — они ѣли человѣческое мясо и пили человѣческую
кровь. „О посвященіи новичковъ", повѣствуетъ Цецилій 7), „раз¬
сказываются ужаснѣйшія вещи. Неофитамъ предлагается дитя, при¬
крытое жертвеннымъ зерномъ, чтобы обмануть неопытныхъ.- Это
дитя убивается неофитомъ, который ободряется поверхностью зерна
дѣлать какбы невинные уколы, чрезъ незамѣтныя и закрытыя
раны. Кровь его, о, грѣхъ! они жадно подлизываютъ, члены его
алчно раздѣляютъ между собою, и этимъ жертвоприношеніемъ они
укрѣпляютъ связь между собою, и этимъ сообществомъ въ пре¬
ступленіи обязываются къ взаимному молчанію". Послѣ подобной
вечери (разсказывалось далѣе) и если случалось они пьянѣли, они
бросаніемъ куска заставляли прыгать привязанную къ свѣтильнику
собаку, которая, вслѣдствіе этого прыжка, гасила свѣтъ, и въ этой
наступившей темнотѣ наступалъ самый ужасный развратъ, и со¬
вершалась самая дикая оргія. Даже образованные и мыслящіе
язычники, въ родѣ ритора Фронтона, въ царствованіе Марка Авре¬
лія и, невидимому, даже самъ этотъ императоръ, вѣрили подоб¬
нымъ слухамъ, и даже тѣ, которые не придавали имъ полной вѣры,
думали всетаки, что „безъ всякой подкладки истины не разсказы¬
валось бы о нихъ столь безбожныхъ и столь постыдныхъ вещей". Но и помимо этихъ слуховъ, которые всетаки съ теченіемъ
времени должны были оказаться совершенно безосновательными,
хотя бы даже и держались въ теченіе нѣсколькихъ десятилѣтій и
часто воспламеняли народную ярость, оказывая вліяніе даже на
мѣропріятія самого правительства, — всетаки христіане казались
язычникамъ ненавистнымъ классомъ людей, чуждыхъ всего истинно
великаго, прекраснаго и благороднаго, враждебныхъ всякой гуман¬
ности и завѣдомыхъ человѣко-ненавистнковъ. Такъ какъ происхо¬
жденіе ихъ религіи, по мнѣнію римлянъ, коренилось въ варварствѣ, то
они презирали всякую науку. „Наука запрещается у нихъ, пишетъ
Цельсъ 8): отъ нихъ не выходитъ никакой образованный человѣкъ, ни¬
какой мудрецъ, никакой разумный человѣкъ, такъ какъ все это счи¬
тается у нихъ зломъ; но всякій невѣжда, всякій необразованный, не¬
разумный, всякій идіотъ, тотъ находитъ тамъ желанный привѣтъ*.
„Ихъ учители", утверждаемъ онъ, „проповѣдуютъ: смотрите, чтобы
никто изъ васъ не предавался наукѣ! лукава наука; наука уда¬
ляетъ отъ здравія души, отъ мудрости своей погибаютъ люди" 9).
Такъ какъ христіане вынуждены были удаляться отъ обществен¬
ной жизни, не принимали участія въ удовольствіяхъ язычниковъ,
не раздѣляли ихъ интересовъ, то они считались негодными для
жизни, какъ темный и боящійся всякаго свѣта классъ - людей.