Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
х/ ъггг ТПІГГШ5ГПГ-ДІІИ 2ЕГЖСГГВШСТВІ - стіанскій духъ и римскій духъ стояли въ самомъ рѣзкомъ противо¬
рѣчіи между собою. Въ кружкахъ аристократіи церкви труднѣе
всего было завоевывать себѣ почву. Они къ тому же большею ;
частью были слишкомъ испорчены нравственно, чтобы интересо¬
ваться чѣмъ либо высшимъ. Но гдѣ еще оставался лучшій духъ,
гдѣ было стремленіе поддержать древнія римскія начала и под¬
крѣпить ихъ, это стремленіе само по себѣ влекло за собою про¬
тиводѣйствіе восточной религіи, которую безъ всякихъ дальнѣй¬
шихъ изслѣдованій причисляли къ самому „отвратительному* и
неразумному суевѣрію, какое только появлялось въ Римѣ; къ нов¬
шествамъ, которыя должно было подавить, чтобы опять поставить |
государство и народную жизнь на древнихъ началахъ. О настроеніи среднихъ народныхъ классовъ мы знаемъ изъ
остроумнаго разговора, который Минуцій Феликсъ, подъ именемъ
Октавія, написалъ въ защиту христіанства. Цецилій, защищающій
въ немъ язычество, представляетъ въ своихъ воззрѣніяхъ обшир¬
ный въ то время крутъ людей, которые, обладая извѣстнымъ об- 4
разованіемъ, однакоже не въ состояніи были понимать глубины <
вещей и о всемъ судили по поверхности. Консервативные по сво¬
ему настроенію, они твердо держались религіи, въ которой были
рождены, не по выбору, не по склонности, а изъ приличія, изъ
любви къ порядку. Въ то время считалось хорошимъ тономъ не
спорить много о религіозныхъ дѣлахъ. Человѣкъ, не будучи ме¬
чтателемъ и мистикомъ, а напротивъ уже имѣя въ себѣ заро¬
дышъ сомнѣнія, даже издѣваясь надъ различными религіозными
вѣрованіями, въ тоже время не съ охотою отрывался отъ уста¬
новившихся вѣрованій и даже съ гнѣвомъ относился къ тѣмъ, ко¬
торые производили новшества въ религіозныхъ дѣлахъ, и въ тоже
время готовъ былъ вѣрить всякой нелѣпости, которая сообщалась раз¬
ными вѣроучителями. Ничто въ христіанствѣ не возбуждаетъ бо¬
лѣе гнѣва Цецилія, какъ то, что оно объявляетъ себя обладаю¬
щимъ несомнѣнною истиною. Часто повторяетъ онъ, что несомнѣннаго
нельзя ничего знать *). „Какая бездна находится между человѣче- ■;
скою слабостью и изслѣдованіемъ божественныхъ вещей! Мы не
можемъ знать, что плаваетъ надъ нами на небѣ, равно какъ и /
того, что сокровенно лежитъ въ подземныхъ безднахъ*. Но, во¬
преки своего сомнѣнія, онъ твердо держится старыхъ вѣрованій.
„Такъ какъ въ природѣ нѣтъ ничего несомнѣннаго, кромѣ слу- >'
чая, гласитъ его послѣднее слово, то преданія отцовъ не есть ли
почетнѣйшій и лучшій водитель по пути истины? Будемъ же слѣ-
довать религіи, которую они передали намъ, будемъ молиться бо¬
гамъ, которыхъ мы привыкли бояться съ дѣтства и съ которыми І
мы хорошо знакомы отъ юности, и будемъ беречься спорить о