Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ВРАЖДА ЯЗЫЧЕСТВА КЪ ХРИСТІАНСТВУ. открытіе христіанскихъ погребальныхъ склеповъ, богатыя искус¬
ственныя украшенія которыхъ принадлежатъ еще первому или
началу втораго столѣтія, дѣлаютъ вѣроятнымъ, что христіанство
уже рано и въ болѣе значительной степени, чѣмъ обыкновенно ду¬
маютъ,находило доступъ въ знатнѣйшія римскія семейства. Де Росси*),
изслѣдователь римскихъ катакомбъ, показалъ, что въ древнѣйшей
части катакомбъ Каллиста, называемой по св. Луцинѣ, погребены
были члены извѣстнаго §еп& Ротропіа, изъ котораго происходилъ
другъ Цицерона, Аттикъ, а быть можетъ и члены Флавіева им¬
ператорскаго дома. Слѣдовательно, христіанская вѣра проникла
уже и въ древніе римскіе роды. Большинство однакоже были
низкіе люди. Еще къ концу втораго столѣтія Цельсъ надсмѣхался
надъ тѣмъ, что самыми ревностными христіанами были суконщики,
сапожники и кожевники. Въ большинствѣ это были люди бѣдные,
которые, какъ и бѣдные духомъ, предавались евангелію бѣднаго
Іисуса, обогащающаго многихъ Трудящіеся и обремененные, ко¬
торыхъ презиралъ античный міръ, рабочіе классы, рабы, — вотъ
кто были по преимуществу тѣ, которые скорѣе всего открывали
свое сердце слову о царствѣ Божіемъ, какъ царствѣ свободы и
мира. Или вообще, гдѣ только находились жаждущія души, вну-
тренно уже порвавшія съ античнымъ міросозерцаніемъ,—души, ко¬
торыхъ уже не удовлетворялъ ни языческій культъ, ни языческая
философія, внутренно страждущія и обремененныя,—то всѣ такія
открытымъ ухомъ внимали проповѣди евангелія. Но привлекая такимъ образомъ однихъ, евангеліе въ тоже
время возбуждало у другихъ (и такихъ было почти безконечное
множество) противодѣйствіе и ненависть. Все здѣсь было слиш¬
комъ чуждо для язычниковъ, слишкомъ противорѣчило тѣмъ воз¬
зрѣніямъ, въ которыхъ они вращались съ самаго дѣтства, чтобы
они въ состояніи были понять его. Знатному и образованному
римлянину все это общество ремесленниковъ и рабовъ казалось
слишкомъ презрѣннымъ, и ихъ суевѣріе казалось ему слишкомъ
неразумнымъ, чтобы даже заниматься имъ - и точнѣе изслѣдовать,
чтб собственно содержалось въ этомъ ученіи. Хотя писатели того
времени съ точностью собирали все достопримѣчательное, о хри¬
стіанствѣ у нихъ до самой средины втораго столѣтія едва упо¬
минается. Плиній младшій и самъ Тацитъ, хотя онъ и разсказы¬
ваетъ о Нероновомъ гоненіи, считаетъ очевидно нестоющимъ труда
обращать вниманіе на эту всеобще презираемую толпу людей.
Они, по ихъ мнѣнію, и не заслуживали ничего лучшаго какъ
быть преслѣдуемыми. Это для нихъ казалось безспорнымъ. Имен¬
но тамъ, гдѣ еще оставалось кое что изъ истинно римскаго
духа,, противодѣйствіе было наиболѣе сильнымъ, такъ какъ хри-