Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
тгттг ПЕРВЫЕ-ДНИ-ХРИСТІАНСТВА. ихъ собратьевъ,—во всякомъ случаѣ такихъ молитвъ, которыя
они возносили другъ за друга. Мы видимъ характеръ грѣховъ
этихъ людей. Грѣхи Именея и Александра состояли въ предна¬
мѣренномъ отверженіи (сшвоареѵое—отталкиваніи отъ себя) вѣры
и доброй совѣсти, и слѣдовательно въ кораблекрушеніи своей вѣры.
Ап. Павелъ предалъ ихъ сатанѣ. Зачѣмъ? Съ тою цѣлью, чтобы
они навсегда погибли? Отнюдь нѣтъ; но съ милосердною цѣлью и
надеждою, „чтобы они научились не богохульствовать*. Хуже того
грѣха, въ которомъ повиненъ былъ коринѳскій преступникъ, нельзя
и вообразить себѣ. Онъ былъ членомъ церкви, допущеннымъ въ
полное общеніе, даже пользовавшимся общественнымъ внима¬
ніемъ, и однакоже открыто жилъ въ столь постыдномъ грѣхѣ,
что, какъ говоритъ апостолъ, „такого блудодѣянія не слышно даже
у язычниковъ*. Никакой грѣхъ не могъ быть болѣе гнуснымъ не
только самъ по себѣ, но также и потому, что онъ подвергалъ имя
Христово хуленію въ негодномъ языческомъ мірѣ. Съ сильнымъ
и пламеннымъ негодованіемъ ап. Павелъ представляетъ себя при¬
сутствующимъ духовно въ собраніи этой христіанской церкви, и
тамъ торжественно, во имя Христово, онъ „предаетъ грѣшника
сатанѣ". Если вообще можно считать какой либо грѣхъ грѣхомъ
къ смерти, то не должно ли было считать такимъ этотъ именно
грѣхъ въ виду того, что онъ былъ постыднымъ, постояннымъ, от¬
крытымъ грѣхомъ христіанина, котораго не терпѣли даже языч¬
ники? Естественно, что побѣдоносная молитва торжествующаго
дерзновенія должна бы прекратиться въ отношеніи такого чело¬
вѣка. И однакоже, что служитъ цѣлью ап. Павла въ преданіи его
сатанѣ? Отнюдь не вѣчное осужденіе, но „изможденіе плоти, чтобы
духъ былъ спасенъ въ день Господа нашего Іисуса Христа"
(1 Кор. ѵ, 5). Человѣкъ былъ преданъ сатанѣ возбужденною те¬
перь совѣстью изумленной общины. И чтоже было результатомъ
этого? Въ слѣдующемъ же посланіи, нѣсколько мѣсяцевъ спустя,
ап. Павелъ еще разъ увѣщаваетъ ихъ показать милость къ этому
самому грѣшнику. „Преданіе его сатанѣ" сдѣлало свое дѣло.
Плотское искушеніе было уничтожено, и преступникъ раскаялся.
Ап. Павелъ теперь даже опасался, чтобы излишняя строгость по
отношенію къ нему не причинила ему вреда. Онъ проснтъ ихъ
возстановить ихъ любовь къ раскаявшемуся теперь преступнику,
„дабы онъ не былъ поглощенъ чрезмѣрною печалію" (2 Еор.
п, 6—8). Подобнымъ образомъ въ дѣлѣ Александра самое укло¬
неніе ап. Павла отъ молитвъ за него есть практически молитва
за негс. Изреченіе ап. Павла отнюдь неравносильно, какъ пред¬
полагаютъ нѣкоторые, проклятію въ родѣ такого: „да воздастъ
ему Богъ такимъ зломъ, какое онъ сдѣлалъ мнѣ‘: потому что