Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПЕРВОЕ-С0БШШ0Е-ПОПЛХНІБГТСВТ"АП. ГОХННІТ ОУѴ тѣхъ, такъ н противъ этихъ, ап. Іоаннъ воздвигъ свой вѣчный
оплотъ священнаго свидѣтельства, когда онъ написалъ: „ Слово
стало плотію “,—свидѣтельство, которое одъ повторяетъ здѣсь и
которое не менѣе ясно выражаетъ въ ст. 14, говоря: „и мы ви¬
дѣли и свидѣтельствуемъ, что Отецъ послалъ Сына Спасителемъ
міру". Всякій тотъ духъ отъ Бога, который, говоря устами хри¬
стіанскихъ пророковъ, признаетъ, что Христосъ, будучи чело¬
вѣкомъ, былъ также воплощеннымъ Сыномъ Бога. Способность дѣлать это доброе исповѣданіе исходитъ отъ Духа
Божія. Но тоже самое нужно сказать и о способности любить на¬
шихъ ближнихъ. 1 „Возлюбленные! будемъ любить другъ друга, потому что лю¬
бовь отъ Бога; и всякій любящій рожденъ отъ Бога, и знаетъ
Бога. Кто не любитъ, тотъ не позналъ Бога; потому что Богъ
есть любовь 5й2). Любовь Божія къ намъ открылась въ томъ,
что Богъ послалъ въ міръ единороднаго Сына Своего, чтобы мы
получили жизнь чрезъ Него. Въ томъ любовь, что не мы возлю¬
били Бога, но Онъ возлюбилъ насъ, и послалъ Сына Своего въ
умилостивленіе за грѣхи наши. Возлюбленные! если такъ возлю¬
билъ насъ Богъ; то и мы должны любить другъ друга. Бога ни¬
кто никогда не видѣлъ. Если мы любимъ другъ друга; то Богъ
въ насъ пребываетъ, и любовь Его совершенна есть въ насъ*
(іѵ, 7-12). По глубокому выраженію ап. Іоанна, признаваніе Бога, стрем¬
леніе познавать Его (уфн&ахеіѵ) есть гораздо бблыпее достоин¬
ство, чѣмъ просто знать о Немъ и слышать о Немъ. „Знаніе бо¬
жественнаго заключаетъ въ себѣ понятіе духовнаго уподобленія
божественному и покоится на обладаніи божественнымъ". И это
обладаніе божественнымъ проявляется въ любви. Любовь по не¬
обходимости должна исходить изъ своего центральнаго свѣта.
Ненависть, истекающая изъ источника внутренней тьмы, сразу
же доказываетъ, что знаніе и любовь Бога не существуютъ въ
сердцѣ того, кто ненавидитъ. Его ненависть тѣмъ болѣе пре¬
ступна, если онъ старается скрыть ее подъ плащемъ религіоз¬
ности: и это именно потому, что Богъ есть любовь. Если
свѣтъ есть Его метафизическая сущность, то любовь есть Его
нравственная природа. Неизмѣримая и непостижимая полнота
жизни, называемая свѣтомъ отъ вѣчности въ вѣчность, существуетъ
только подъ видомъ любви.. Если же Богъ есть любовь, то все,
что Онъ дѣлаетъ, должно имѣть единственною своею цѣлью лю¬
бовь и должно поэтому быть пріобщеніемъ Его Самого. Всякій,
знающій Его, рожденъ отъ Него, потому что „истинно знать Его
есть жизнь вѣчная*; и всякій, кто рожденъ отъ Него, есть сынъ