Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
личія, ,но есть преступленіе божественнаго закона! Какъ такое
понятіе, способно.; подавлять наши мелочныя извиненія, или наши
лукавые.. дожи касательно извиняемости человѣческихъ несовер¬
шенствъ! Насколько инымъ становится нашъ тонъ, какъ мало мы
будемъ чувствовать склонность извинять себя во грѣхахъ заявле¬
ніемъ, что это были лишь ошибки, когда мы разъ уяснимъ себѣ
этотъ всеобщій и недопускающій никакого исключенія фактъ! И еще
болѣе, когда мы вспомнимъ, что всякій грѣхъ въ очахъ Божіихъ
есть не только нарушеніе вѣчнаго, закона, но также нарушеніе всей
цѣли явленія Христова, которою прямо имѣлось въ виду снять
всѣ грѣхи; и когда ап. Іоаннъ говоритъ, что всякій согрѣшающій
никогда не видѣлъ или не познавалъ Бога, то сколько бы мы ни
чувствовали склонности ограничивать значеніе этого выраженія какъ
ежедневными фактами христіанскаго опыта, такъ и признаніемъ въ
этомъ самомъ посланіи, что даже самые просвѣщенные вѣрующіе
не достигаютъ здѣсь безусловной безгрѣшности (і, 8—10), то все-
таки страшная суровость и непреклонный языкъ этихъ изреченій
приводитъ насъ, болѣе чѣмъ все другое, къ убѣжденію въ необы¬
чайной преступности грѣха, и именно въ виду того, что каждый
актъ его есть доказательство отчужденія отъ Бога, прирожденіе
въ нѣкоторомъ смыслѣ къ тому, отъ котораго произошелъ всякій
грѣхъ. ЭтО уничтоженіе всего, для совершенія чего умеръ Хри¬
стосъ. Если обобщить такимъ образомъ все сказанное имъ, то въ
каждомъ рожденномъ отъ Бога есть начало божественной жизни,
которое дѣлаетъ грѣхъ невозможнымъ. Грѣхъ съ другой стороны
обнаруживаетъ по внутреннему сходству свое сатанинское проис¬
хожденіе. Ап; Іоаннъ раздѣляетъ всѣхъ людей просто на дѣтей
Бога и дѣтей ■ діавола, и не признаетъ никакихъ посредствующихъ
классовъ. Мы не видимъ, чтобы это было такъ въ обыденномъ
смятеніи человѣческой жизни, до въ отвлеченномъ смыслѣ и въ
сущности дѣла это такъ. Для Бога, хотя не для людей, возможно
написать эпитафію жизни каждаго короткими словами: „онъ дѣ¬
лалъ то, что хорошо", или „онъ дѣлалъ то, что зло" въ очахъ
Господа. О необычайной суровости этого языка мы уже говорили, и,
насколько возможно, объяснили ее. Идеальная истина должна
всегда, такъ сказать, витать надъ ея дѣйствительнымъ осуществле¬
ніемъ. Но предостерегающая сила высокихъ словъ ап. Іоанна за¬
ключается въ слѣдующемъ: „мы дѣти Божіи по рожденію и до
благодати"; но только если мы не окажемся также Его дѣтьми
ііо жизни и по дѣламъ, то мы лишаемся этого сыеовства и по¬
вергаемся въ бездну сатаны. Каждый совершаемый нами грѣхъ
есть доказательство того, что мы еще не дѣти свѣта, не дѣти Божіи;