Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
~иш нотз—цщлтгжшз ШДШПШі хлзг ЗЛТ. ГОДННЖ7” ЧГб^ ствіи, потому что мы увидимъ Бога и слѣдовательно будемъ дѣлаться
болѣе и болѣе подобными Ему, хотя это новое и доселѣ еще не¬
извѣстное отношеніе къ Нему будетъ лишь полнымъ развитіемъ
прежняго. А такова именно и есть постоянная цѣль всякаго, кто
дѣйствительно имѣетъ надежду приступить къ этому все возра¬
стающему подобію посредствомъ очищенія себя настолько, на¬
сколько чистъ Христосъ. Наше сыновство Богу поэтому испытано будетъ въ послѣдній день
суда нашею жизнью; и для насъ оно можетъ стать только пред¬
метомъ настоящей увѣренности посредствомъ дѣланія правды. Апо¬
столъ переходитъ къ- уясненію этой истины въ четырехъ положе¬
ніяхъ, изъ которыхъ каждое состоитъ изъ двухъ предложеній. Во
первыхъ онъ показывать, что грѣхъ противоположенъ Богу и
противоположенъ Христу (ст. 4, 5); затѣмъ, что пребывать въ
Йемъ значитъ быть безгрѣшнымъ, и что быть грѣховнымъ зна¬
читъ никогда не видѣть Его (6). Мало того, онъ показываетъ,
что дѣлать правду значитъ быть отъ Бога, а дѣлать грѣхъ зна¬
читъ быть отъ діавола (7, 8). Наконецъ въ двухъ послѣднихъ
стихахъ предложенія (9, 10) онъ обобщаетъ это доказательство и
излагаетъ окончательный результатъ. Отдѣлъ этотъ слѣдующій: „Всякій, дѣлающій грѣхъ, дѣлаетъ и беззаконіе; и грѣхъ есть
беззаконіе. И вы знаете, что Онъ явился для того, чтобы взять
грѣхи наши ве7), и что въ Немъ нѣтъ грѣха* (ш, 4, 5). „Всякій, пребывающій въ Немъ, не согрѣшаетъ; всякій со¬
грѣшающій не видѣлъ Его и не позналъ Его“ 56в) (6). „Дѣти! да не обольщаетъ васъ никто. Кто дѣлаетъ правду,
тотъ праведенъ, подобно какъ Онъ праведенъ. Кто дѣлаетъ грѣхъ,
тотъ отъ діавола *еэ), потому что сначала діаволъ согрѣшилъ "°).
Для сего то и явился Сынъ Божій, чтобы разрушить дѣла діа¬
вола* (7, 8). Всякій рожденный отъ Бога, не дѣлаетъ грѣха; потому что
сѣмя Его пребываетъ въ Немъ; и онъ не можетъ грѣшить, потому
что рожденъ отъ Бога* (9). „Такъ узнаются дѣти Божіи и дѣти діавола* (10а). Для невнимательнаго и поверхностнаго читателя многія изъ
этихъ положеній могутъ показаться простымъ мистицизмомъ, об¬
леченнымъ въ антитетическое тождесловіе. Но для всякаго, кто
старался изучить духъ и стиль ап. Іоанна, они исполнены глу¬
бочайшаго значенія. Возьмемъ самое первое предложеніе. Какое
глубокое и страшное Понятіе о грѣхѣ должны бы мы были из¬
влечь изъ того обстоятельства, что всякій грѣхъ, какъ бы. ни кач
зался онъ для насъ незначительнымъ, не есть предметъ безраз- І,І, іЧ ' -• V-' ,