Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
■ЦШХГ -Л.А Ш7 хажцткг венія ногъ своимъ ученикамъ и которою имѣлъ въ виду выяснить
подвигъ верховнаго снисхожденія, Онъ сказалъ: „заповѣдь новую
даю вамъ; да' любите другъ друга; какъ Я возлюбилъ васъ, такъ
и вы да любите другъ друга. По тому узнаютъ всѣ, что вы Мои
ученики;1 если будете имѣть любовь между собою “ (Іоан, хш,
34, 35). Всѣ читатели посланія, читая выраженіе „новая запо¬
вѣдь “, тотчасъ же могли вспомнить о томъ мѣстѣ, которое по
всей вѣроятности они только что прочитали въ евангеліи и могли
видѣть аналогію между хожденіемъ, какъ „Христосъ ходилъ", и
любовію, какъ ею „Христосъ возлюбилъ". Какъ въ притчахъ,
такъ и въ ясныхъ бесѣдахъ, Христосъ и прежде то и дѣло увѣщавалъ
ихъ любить другъ друга, и однакоже заповѣдь эта становилась
новою заповѣдью по отношенію къ тому способу и времени, въ
которое она была тогда произнесена. Съ одной стороны Онъ ни¬
когда раньше не заповѣдывалъ имъ любить какъ Онъ любилъ, и
съ другой стороны Его поступокъ при омытіи ногъ своихъ уче¬
никовъ представилъ братскую любовь въ совершенно иномъ свѣтѣ.
Это былъ актъ любви вмѣстѣ исключительный и необычайный,
какъ на это выразительно указываетъ ап. Іоаннъ въ своемъ еван¬
геліи (хш, 1). Самъ Господь обратилъ вниманіе на его важность
своимъ вопросомъ: „знаете ли, чтб Я сдѣлалъ вамъ? Я далъ вамъ
примѣръ, чтобъ и вы дѣлали тоже, чтб Я сдѣлалъ вамъ" (хш,
12, 15). Это былъ актъ любви въ ея высочайшей напряженно¬
сти, такой примѣръ любви, который нельзя было превзойти. Всѣ
Его прежнія дѣла любви были любящими актами Того, кто без¬
конечно выше ихъ; Того, котораго они называли и который
былъ ихъ—Учителемъ и Господомъ. Это же былъ актъ, сдѣланый
Имъ какбы Онъ былъ ихъ служитель и рабъ. Всѣ другія дѣла
были такого рода, что Онъ какъ будто бы долженъ былъ дѣлать
ихъ согласно съ своею природою; такъ что еслибы Онъ не дѣ¬
лалъ ихъ, Онъ не отражалъ бы совершенства своей собственной
природы. Но это не былъ такой актъ, котораго можно бы было
ожидать. Это былъ актъ въ высшей степени изумительный; онъ
возникъ, такъ сказать, не изъ закона нравственной обязанности,
но изъ любви, дѣйствующей въ качествѣ неизмѣримаго импульса.
Это такимъ образомъ есть любовь, которая составляетъ сущность
новой заповѣди: не та любовь только, которая всегда должна
быть первымъ правиломъ христіанскаго ученія, но любовь, кото¬
рая всегда стремится къ совершенству (Евр. ѵі, 1), и такимъ
образамъ доставляетъ ту совершенную радость, ввести читателей въ
которую и было одною изъ цѣлей апостола. Когда апостолъ говоритъ, что эта новая заповѣдь есть—есть
уже—то, „что истинно*, такъ какъ она дѣйствуетъ въ нихъ, какъ , . , , ‘ -М