Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
574 А • I; ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. что сущность-' евангелія и сущность жизни во Христѣ (въ отно¬
шеніи .міра)» заключается въ томъ, что свѣтъ сіяетъ во тьмѣ и
тьма не объяла' »его. Но когда человѣкъ принимаетъ жизнь какъ
свѣтъ,- /онъ также отражаетъ его и становится чадомъ свѣта (Іоан,
ѵш, 1/2). Въ этихъ словахъ поэтому, какъ и въ словахъ „Богъ
есть любовь", ап. Іоаннъ обобщаетъ все значеніе своего еванге¬
лія, хотя въ самомъ евангеліи нигдѣ не встрѣчается ни одно изъ
этихъ выраженій. Христосъ однакоже тамъ называется свѣтомъ,
потому что Онъ есть одно съ Отцемъ, и нотому, что Онъ явилъ
Отца какъ свѣтъ. „Я, сказалъ Онъ, свѣтъ міру" (Іоан, і, 4;
пі, 19; гш, 12). . Но каковъ смыслъ этого окончательнаго откровенія, что Богъ есть
свѣтъ? Единственный отвѣтъ, который можетъ быть данъ на этотъ
вопросъ, заключается въ томъ, что изъ всѣхъ существующихъ ве¬
щей нѣтъ ни одной столь чистой, столь отвлеченной, столь славной,
столь благодѣтельной, столь неспособной къ порчѣ или примѣси,
какъ земной свѣтъ; а земной свѣтъ есть только подобіе свѣта,
который не веществененъ и божествененъ. У св. ап. Іоанна по
обыкновенію за положительнымъ предложеніемъ слѣдуетъ отри¬
цательное, которое подкрѣпляетъ и усиливаетъ его: „нѣтъ въ
Немъ никакой тьмы*. Слова эти давали отвѣтъ, если только ну¬
женъ былъ таковой, на манихейскія бредни, и они вводятъ истину,
что на обязанности христіанъ лежитъ „ходить въ свѣтѣ"; чтб
однозначуще съ выраженіемъ „жить въ Богѣ*. Мы окружены эле¬
ментами тьмы, но мы не должны любить ее, не должны любить
міръ, который есть область ея распространенія; мы должны пе¬
рейти изъ нея при посредствѣ сердечнаго покаянія въ область
свѣта, которая есть царство Божіе. Если мы не сдѣлали этого и
однакоже заявляемъ, что находимся въ общеніи съ Богомъ, то
наша жизнь есть ложь. Въ этомъ случаѣ „мы лжемъ*; и къ
этому положительному заявленію онъ прибавляетъ отрицательное:
„и не поступаемъ по истинѣ". Предложеніе это можетъ служить
иллюстраціей стиля апостола. Это не простое противопоставленіе
положительнаго и отрицательнаго, но прибавленіе болѣе сильнаго
и отчасти новаго предложенія, по образу еврейскаго паралле¬
лизма. Слово „истина" означаетъ нѣчто гораздо большее, чѣмъ то
чисто относительное представленіе, которое мы обыкновенно прида¬
емъ этому слову. Значеніе его мы должны искать въ такихъ выраже¬
ніяхъ, какъ изреченіе ап. Павла „покоряться истинѣ" (Рим. п, 8;
2 Ѳесс. і, 8), и слова Іисуса Христа^ „Я есмь истина" (Іоан, хгѵ, 6).
Оно означаетъ безусловную реальность. Гностическій мечтатель,
исповѣдующій- себя христіаниномъ,—человѣкъ, который говоритъ
объ единеніи съ Богомъ и однакоже ходитъ во тьмѣ, намѣренно