Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
щемъ быть произнесеннымъ надъ нами, мы будемъ объявлены въ,
состояніи постояннаго и добровольнаго грѣха 480), тогда, не смотря
іа привитый намъ даръ сыновства, мы будемъ чадами діавола.
Идеалъ нашего положенія, какъ чадъ Божіихъ, есть невозможность
грѣшить; а бблыпее и ббльшее приближеніе къ этому идеалу и
требуется отъ насъ въ дѣйствительной жизни. Но если до самаго
конца мы далеко не достигаемъ этого идеала и такимъ образомъ
можемъ впасть въ отчаяніе, то самъ св. апостолъ спасаетъ насъ
отъ такого отчаянія своими священными изреченіями, что если мы
исповѣдуемъ наши грѣхи, то Богъ проститъ ихъ (і, 9), и что
если кто либо согрѣшаетъ, то мы имѣемъ защитника предъ От-
цемъ небеснымъ въ лицѣ Іисуса Христа, праведника, и Онъ есть
умилостивленіе за грѣхи наши 481). 5. Но остается еще одинъ личный вопросъ. „Если мы гово¬
римъ, что имѣемъ общеніе съ Нимъ, а ходимъ во тьмѣ, мы лжемъ".
„Кто дѣлаетъ грѣхъ, тотъ отъ діавола*, „Если кто либо придетъ
къ вамъ и принесетъ не это ученіе, не принимайте его въ домъ
вашъ и не давайте ему привѣтствія" 48а). Это ли слова апостола
любви? Не открываетъ ли ап. Іоаннъ такими выраженіями и та¬
кими совѣтами дверь для партійнаго издѣвательства невѣжествен¬
ной ревности, злобнаго преслѣдованія ожесточенной нетерпимости^
Такъ во всякомъ случаѣ думали тѣ, кто забываютъ, что нена¬
висть всякаго рода есть существенный признакъ языческаго міра.
Но правильно понимаемыя эти изреченія относятся къ той обла¬
сти идеальнаго и отвлеченнаго, въ которой вращается ап. Іоаннъ,
но въ которой не могутъ вращаться тѣ, кто извращаютъ его зна¬
ченіе съ цѣлью лишить значенія то ученіе, которое онъ болѣе всего
любилъ. Никакими текстами св. Писанія нельзя уполномочить
кого либо ненавидѣть и преслѣдовать тѣхъ, кто учитъ истинамъ,
которыя онъ въ своемъ невѣденіи считаетъ заблужденіемъ. Слова
ап. Іоанна отнюдь не присвояютъ преслѣдующей ревности атри¬
бутовъ непогрѣшимости. Они не исключаютъ различій въ области
христіанской любви. Еслибы они дѣлали это, то сами представ¬
ляли бы доказательство собственной внутренней слабости, такъ
какъ въ такомъ случаѣ они какъ разъ противорѣчшш бы самому
лучшему и возвышенному ученію того, кто произнесъ ихъ. Рели¬
гіозное преслѣдованіе, религіозная нетерпимость, религіозная не¬
нависть отнюдь не религіозны сами по себѣ, но безрелшіозвы,
даже еслибы въ защиту ихъ можно было какимъ нибудь образомъ
насильственно привлечь ’ ап. Іоанна. Если онъ дѣйствительно за¬
щищалъ ихъ (въ дѣйствительности это совсѣмъ не такъ), то его
можно бы было отчасти оправдать сохранившимися въ немъ слѣ¬
дами духа Иліи; но въ сущности апостолъ и евангелистъ любви