Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
~ издгашуіЕГ 'ДДЦ -л-х гхлу даже приближаясь; къ/ нему-, они всегда имѣютъ въ виду скорѣе
божество.„чѣмъ; /человѣчество, прославленнаго вѣчнаго Христа, а
не непосредственно; человѣка Христа Іисуса. Другіе писатели за¬
тѣмъ-^ какъ'. евреи, такъ еллинисты, употребляли термины, которые
имѣютъ, нѣкоторое сходство съ нимъ, но нн одинъ изъ нихъ не
придавалъ -ему такого значенія, которое дѣлало бы его тѣмъ,'чѣмъ
овд..'является въ евангеліи ап. Іоанна, филонъ часто останавли¬
вается на этомъ терминѣ и о'кружаетъ его. божественными атри¬
бутами; но Филонъ не зналъ Господа Іисуса Христа, и у Филона
Логосъ окруженъ качествами, заимствованными изъ Платоновой и 1
стоической философіи. Таргумы употребляли слова мегшра (К'иэ,8)
и дебура -(ктт^ которыя могли, правда, означать только „ Слово
но они употребляли ихъ только съ цѣлью избѣгнуть грубаго антро¬
поморфизма ранней еврейской литературы и показать скорѣе от¬
даленность, чѣмъ близость Бога. Какъ александрійцы, такъ и
таргумисты съ изумленіемъ и неодобреніемъ прочитали бы изре¬
ченія, которыя ап. Іоаннъ ставитъ въ самомъ началѣ своего еван¬
гелія, какъ содержащія его глубочайшую сущность и разрѣшаю¬
щія всѣ проблемы иіра, именно, что „Логосъ• сталъ плотію". Чтобы
Слово, которое было въ началѣ, которое было съ Богомъ, которое
было Богъ, которымъ все сотворено, въ которомъ была жизнь и
притомъ такая жизнь, которая была свѣтомъ для людей,—чтобы
это именно Слово было въ мірѣ, пришло къ своему народу и .<■
большинствомъ изъ нихъ было отвергнуто, — чтобы это именно
„Слово стало плотію, поселилось среди насъ, и мы видѣли.славу
Его, славу какъ единороднаго отъ Отца, исполненнаго благодати
и истины",—эта истина превосходила всякое ихъ разумѣніе. Дѣ- ;
лать такое употребленіе слова „Логосъ" значило убивать тѣ по¬
нятія, которыя заключались въ сердцѣ александрійской теософіи,
стрѣлой, окрыленной перомъ изъ ея собственной груди. Это значило
усвоить самый характерный девизъ филонистовъ съ цѣлью ниспро¬
вергнуть ихъ наиболѣе взлелѣянныя представленія. 3:. Печать законченности и завершенія откровенія мы видимъ
еще и въ томъ, чтб ап. Іоаннъ говоритъ о Богѣ, и особенно) въ
своемъ первомъ посланіи. Конечно нельзя ограничивать содержа¬
ніе посланія тремя великими изреченіями (опредѣленіями мы не ,
смѣемъ называть ихъ, хотя въ нихъ нельзя не видѣть приближенія
къ нѣкоторому описанію сущности Того, который есть Богъ), что
Бокъ праведенъ, что Богъ есть свѣтъ и, главнѣе всего, что Богъ
есть любовь. Но мы считаемъ въ высшей степени благодѣтель¬
нымъ то обстоятельство, что слова, столь исполненныя глубины
и благословенія, заключаются въ томъ, чтб практически, и быть - •аагвФ'&'Ѵі ж* ЬЧч *