Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
тте. дц. тта.нц'Ь. 7 вбиралась праздничными караванами, и быть можетъ Спасители
"желалъ удостовѣриться, насколько сохранилось среди самарянъ,
воспоминаніе о Его прежнемъ пребываніи между ними, и можетъ
І&гіоно обезпечить Ему и Его послѣдователямъ, дружественный1
атріемъ. Но одинъ изъ безчисленныхъ, .постоянно возникавшихъ
споровъ сдѣлалъ самарянъ въ этотъ разъ болѣе чѣмъ обыкновенно
враждебными къ іудеямъ. Нарушая правило гостепріимства; хотя
оно: • {составляетъ самое первое правидо восточной жизни, жители
ЕноКашіима отказались принять странниковъ,
атэОтказать такимъ образомъ въ гостепріимствѣ усталой и голода
но#--толпѣ, при подошвѣ сосѣднихъ холмовъ, вдали отъ другихъ
деревень, при началѣ ихъ священнаго паломничества, было во*
пііощею несправедливостью.. Но вмѣстѣ съ тѣмъ это было не-
двусмысленное оскорбленіе,—отказъ столь же открытый, какъ- и
отказъ гадариндевъ признать теперь публичное достоинство Того,
который просилъ ихъ гостепріимства. Сильный духъ сыновъ Зеведея
тотчасъ же воспламенился отъ этого. Въ этой именно странѣ про¬
рокъ Илія, въ отмщеніе гораздо меньшей несправедливости къ
себѣ, низвелъ огонь съ неба (4 Цар. і, 9 — 14). Не настало лй
время для Того, который больше Иліи, проявить Свое величіе и
какимъ либо чудеснымъ знаменіемъ оживить унывающій духъ
своихъ послѣдователей? „Видя то, ученики Его, Іаковъ и Іоаннъ,
сказали: Господи, хочешь ли, мы скажемъ, чтобы огонь сошелъ
съ неба и истребилъ ихъ, какъ и Илія сдѣлалъ?" Что удивитель¬
наго въ томъ, что „сыновья грома хотѣли метнуть молніей?" Но
какъ знаменательны черты характера даже въ этихъ немногихъ
словахъ: „хочешь ли, чтобы мыЧ*—они хотятъ сами принять дѣя¬
тельное участіе въ чудѣ. Они также были оскорблены въ лидѣ
своего Учителя. Они невольно сознаютъ, что низведеніе огня съ
неба не вполнѣ соотвѣтствуетъ характеру Того, который „ходилъ
благотворя", но они готовы сами предпринять это дѣло вмѣсто
Него. Тѣмъ не менѣе, даже выражая это желаніе, они чувство¬
вали нѣкоторый приступъ стыда. Не есть ли такой образъ дѣй¬
ствія мстительный и нетерпѣливый? Но по крайней мѣрѣ у нихъ
есть оправданіе: „такъ дѣлалъ Илія". Они хотятъ прикрыть себя
именемъ великаго пророка. Для своего земнаго гнѣва они могутъ
указать примѣръ въ св. Писаніи. Увы! если бы было въ ихъ
власти воспламенить небеса, они доставили бы только новый при¬
мѣръ тѣхъ преступленій, которыя совершались или оправдывались
св*. Писаніемъ. Но существенный урокъ всего Писанія состоитъ
въ, томъ, что хотя Илійны времена и могли требовать Иліина духа,
однакоже времена Иліи прошли навсегда, и духъ Иліи не есть
духъ Христовъ. Для христіанъ во всякомъ случаѣ написано ясно: