Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
АШІЕХЛИП СГИСЬТ^ИШИТ 4Ш *- и землетрясенія. Это опять лишь живая картина неоднократныхъ
знаменій съ солнцемъ, луной и звѣздами, когда на землѣ водворялось
страшное бѣдствіе для народовъ, море шумѣло и возмущалось, люди
издыхали отъ страха и ожиданія бѣдствій грядущихъ на вселен¬
ную, ибо силы небесныя, какъ проповѣдывалъ Христосъ, поколе¬
бались 3,э). По вылитіп тестой чаши, Евфратъ иносказательно
высохъ, чтобы открыть свободный путь царямъ отъ востока сол¬
нечнаго; и изъ устъ дракона, звѣря и лже-пророка вышли три
духа нечистыхъ, подобныхъ жабамъ. Это—бѣсовскіе духи, творя¬
щіе знаменія. Они выходили къ царямъ земли всей вселенной,,
чтобы собрать ихъ на брань въ оный великій день Бога Вседер¬
жителя,—чтб все очевидно представляетъ спмеолъ сатанинской
вражды, собирающейся для окончательной битвы на мѣстѣ, назы¬
ваемомъ по-еврейски Армагеддонъ, гдѣ сатана долженъ потерпѣть
окончательное пораженіе эво). „Седмый ангелъ вылилъ чашу свою на воздухъ. И произошли
молніи, громы и голоса, и сдѣлалось великое землетрясеніе, ка¬
кого не бывало съ тѣхъ поръ, какъ люди на землѣ. И городъ
великій (Іерусалимъ) распался на три части, и города языческіе
пали, и Вавилонъ великій (Римъ) воспомянутъ предъ Богомъ,
чтобы дать ему чашу вина ярости гнѣва Его. И всякій островъ
убѣжалъ, и горъ не стало; и градъ, величиною въ талантъ, палъ
съ неба на людей, и хулили люди Бога за язвы отъ града, по¬
тому что язва отъ него была весьма тяжкая “. Здѣсь мы невиди¬
мому вступаемъ въ область, находящуюся уже за предѣлами
исторіи; но нельзя не видѣть, что образы эти отчасти были под¬
сказаны замѣчательною эпохою тѣхъ землетрясеній, которыя ко¬
снулись особенно городовъ Азіи, тремя лагерями войскъ Тита,
тремя партіями, которыя, занимая три части Іерусалима (Симонъ
Везеѳу, Іоаннъ Верхній городъ и Елеазаръ храмъ) разрушали
его своею яростною междоусобицей. Затѣмъ начинается судъ надъ великою блудницею (Римской
столицею), упившеюся кровью умерщвленныхъ въ царствованіе
Нерона мучениковъ. Судъ надъ нею отчасти происходитъ изъ де¬
сяти роговъ, которые должны бы быть источникомъ ея силы, но
которые ненавидятъ ее, съѣдаютъ ее тѣло и сжигаютъ ее огнемъ.
По крайней мѣрѣ часть этого символа соотвѣтствуетъ ужасамъ, ко¬
торымъ провинціальные правители подвергали Римъ и римлянъ во
время гражданскихъ войнъ,—правители, которые уже символиче¬
ски изображались въ качествѣ роговъ звѣря и здѣсь описываются
какъ цари, еще не имѣющіе царствъ. Таковы были Гальба, Отонъ,
Вителлій и Веспасіанъ. Веспасіанъ и Муціанъ преднамѣренно
строили планы—выморить римское населеніе голодомъ 38‘); а ВЪ