Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
АПОКАЛИПСИСЪ. ВТОРОЙ ЗВѢРЬ И ЛЖЕПРОРОКЪ. да лжепророка и обманщика, поддерживавшаго Нерона въ Римѣ} .ѵи I. Флавія, лжепророка, который принялъ сторону Веспасіана' въ
Палестинѣ, съ положеніемъ и образомъ дѣйствій самого Веспа¬
сіана, . какъ двурогаго звѣря, поддерживавшаго власть Рима въ
святой землѣ. Сложный характеръ такого символа не представ¬
ляетъ затрудненія. Онъ близко соотвѣтствуетъ извѣстнымъ апока¬
липсическимъ методамъ и особенно въ данномъ примѣрѣ, если во
второмъ звѣрѣ и лжепророкѣ видѣть сложный символъ (какъ даетъ
на это право альтернативное описаніе его). Мы представили, намъ
думается, болѣе близкое соотвѣтствіе всѣхъ подробностей этого
образа, чѣмъ какое можно найти на страницахъ другихъ толко¬
вателей. Наконецъ, ожидаемое возвращеніе противника церкви Христо¬
вой въ лицѣ Нерона, какъ мы сказали, въ апокалипсическомъ и
восточномъ смыслѣ вполнѣ осуществилось въ царствованіе Доми¬
ціана. Если изъ этого списка опустить Гальбу, Отона, Вителлія,
какъ простыхъ временныхъ узурпаторовъ, которыхъ едвали можно
считать вообще императорами, то Неронъ, какъ пятый импера¬
торъ, долженъ былъ явиться (явиться вновь), конечно не лично, но
символически, въ видѣ восьмаго императора, именно Домиціана яее).
Даже Титъ считался какбы вновь являющимся Нерономъ 367). Іудеи
отнюдь не смотрѣли на него какъ на „атог еі (Іеіісіае Ьитапі
^епегів" (любовь и сладость человѣческаго рода). Сульпицій Се¬
веръ быть можетъ сохранилъ намъ свидѣтельство Тацита, когда
онъ (и, 97) приписываетъ Титу совершенно нероновскую и анти¬
христіанскую цѣль искорененія какъ христіанства, такъ и іудей¬
ства однимъ и тѣмъ же ударомъ. Эту цѣль, если она и имѣлась
у него, онъ не осуществилъ при своей жизни. Но Домиціанъ во
всякомъ случаѣ былъ, подобно Нерону, открытымъ гонителемъ
христіанства. Тертулліанъ не только поставляетъ его рядомъ съ
Нерономъ, нО даже называетъ его „отломкомъ Нерона, насколько
дѣло касается его жестокости", и „суб-Нерономъ" 8®8). Въ До¬
миціанѣ христіане видѣли, если не буквальное, то символическое
исполненіе сказанія о Иего гебіѵіѵив. Сходство между Домиціаномъ и его запятнаннымъ кровью про¬
образомъ было такъ велико, что въ Римѣ Домиціана вообще на¬
зывали „лысымъ Нерономъ". „Титъ, говоритъ Авсоній, былъ счаст¬
ливъ въ краткости своего правленія: его братъ слѣдовалъ за тѣмъ,
котораго Римъ называлъ лысымъ Нерономъ" *еэ). Ювеналъ также
говоритъ, что „послѣдній Флавій раздѣлилъ полумертвый міръ, и
Римъ находился въ рабствѣ у лысаго Нерона" 3,°). Отождествле¬
ніе духа Домиціана съ духомъ Нерона было .также нечуждо хри¬
стіанскимъ историкамъ. Евсевій Кесарійскій говоритъ, ѵ А**'