Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
524 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. другихъ лицъ, считавшихся отобразомъ лже-пророка, въ точности
приложима въ Веспасіану. Въ ней точно описывается его есте¬
ственный образъ дѣйствія, когда онъ налагалъ на своихъ воиновъ
ихъ служебное клеймо 365) и требовалъ отъ всѣхъ классовъ вѣрно¬
подданнической клятвы, заставляя ихъ клясться „геніемъ Кесаря" —
сначала Нерона, а затѣмъ Гальбы. Наконецъ 10. Запрещеніе покупать и продавать всѣмъ тѣмъ, которые
не имѣютъ этого начертанія, или имени звѣря, или числа имени
его, повидимому, составляетъ весьма естественное воспоминаніе объ
одномъ изъ самыхъ замѣчательныхъ дѣйствій Веспасіана. Когда
Нерона уже не было въ живыхъ, Гальба былъ умерщвленъ и
Отонъ послѣ страшной битвы при Бедріакѣ совершилъ само¬
убійство, Ни Веспасіанъ, ни его воины не чувствовали склон¬
ности повиноваться неразумному правленію ненасытнаго Вителлія.
Веспасіанъ принялъ провозглашеніе его на императорскій престолъ
легіонами Муціана, равно какъ и своими собственными солдатами,
и поспѣшилъ воспользоваться обстоятельствами, установивъ свою
главную квартиру въ Александріи. Всякій правитель, имѣвшій въ
своей власти Александрію, могъ расчитывать на приверженность
Египта, а властелинъ Египта всегда могъ наложить свою руку
на самое горло Рима, такъ какъ стоило только остановить хлѣб¬
ные корабли, отправлявшіеся изъ Александріи, и населеніе Рима
умерло бы съ голоду. Въ виду этого первымъ дѣломъ Веспасіана
было запретить всякій вывозъ изъ Александріи. Этотъ строгій
приказъ далъ себя чувствовать во всей имперіи. Цѣлію его было
голодомъ принудить Римъ къ безусловному принятію его „имени
звѣря", т. е. его притязанія на императорскій престолъ. И это
совершенно удалось ему. Гальба, Отонъ и даже Вителлій были
считаемы лишь временными узурпаторами; Веспасіанъ, уполномо¬
ченный звѣря, чудесный пособникъ звѣря, взошелъ на престолъ
этого звѣря и подобно ему сдѣлался одною изъ семи головъ и
располагалъ силою десяти провинціальныхъ роговъ, нѣкогда мя¬
тежныхъ, а теперь покорныхъ, часто враждебныхъ блудной сто¬
лицѣ, но всегда вѣрныхъ Римской имперіи (Откровеніе хѵіі, 12,
1В, 16, 17). Всѣ эти обстоятельства, какъ намъ кажется, имѣютъ почти
рѣшительное значеніе въ предлагаемомъ объясненіи. .Вмѣстѣ съ
тѣмъ можно допускать, что ап. Іоаннъ въ этой тонкой смѣнѣ
идей, отличающей всякую символическую литературу, въ своемъ
описаніи втораго звѣря могъ слить въ одно два различныхъ пред¬
ставленія. Если такъ, то намъ кажется несомнѣннымъ, что подъ
видомъ соподчиненнаго звѣря предполагалось сочетать черты, на;
блюдавшіяся въ положеніи и образѣ дѣйствія Симона Волхва, какъ