Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
Юіотшигвсишг: тгубиѵ чтчгег скій христіанинъ, пытаясь найти свое еврейское рѣшеніе, котѳр'О'е
(какъ онъ зналъ) разсчитано было на предохраненіе толкованій 'оѣъ
опасныхъ язычниковъ, могъ быть озадаченъ буквою „и“ въ словахъ
„Нерон Кесарь*. Хотя имя это и писалось именно такъ по-еврейски,
онъ однакоже зналъ, что у римлянъ и вообще язычниковъ имя
это всегда писалось Кето Саезаг, а не Кегоп. Но Неро Кесарь
по-еврейски, при опущеніи конечной буквы „н“, давало 616, а
не 666; и онъ легко могъ измѣнить это чтеніе, воображая, что
при измѣненіи этой неважной частности, рѣшеніе дѣлалось болѣе
легкимъ и сообразнымъ съ сущностью дѣла. Противъ этого рѣшетя можетъ быть сдѣлано одно возраженіе.
Неронъ, скажутъ, не возвратился. Вѣрованіе въ его возвращеніе,
хотя и отличалось упорною жизненностью, было простой химерой.
Св. ап. Іоаннъ не могъ внести въ свой Апокалипсисъ того, что
оказывалось лишь ошибкой народнаго повѣрья. Такое возраженіе дѣйствительно заслуживаетъ вниманія, но
оно привноситъ апріорное соображеніе въ ясное дѣло экзегетики.
Вѣрованіе касательно возвращенія Нерона преобладало въ хри¬
стіанскомъ мірѣ не менѣе, чѣмъ и въ языческомъ. Оно часто встрѣ¬
чается въ „Сивиллинскихъ книгахъ* и у позднѣйшихъ христіан¬
скихъ писателей. Въ языческомъ мірѣ оно содѣйствовало успѣху
нѣсколькихъ появлявшихся лже-Нероновъ. Весьма вѣроятно, что
одинъ изъ нихъ пріобрѣлъ особенно большой успѣхъ въ той об¬
ласти, въ которой писалъ ап. Іоаннъ и въ это именно самое
время 830). Въ христіанскомъ мірѣ уже три столѣтія спустя суще¬
ствовало вѣрованіе, что Неронъ лично возвратится въ качествѣ бу¬
дущаго антихриста. Сила народнаго вѣрованія можетъ быть измѣ¬
ряема его необычайною живучестью. Мы не имѣемъ права такимъ образомъ сообразовать тол¬
кованіе св. Писанія съ нашими теоріями касательно характера и
предѣловъ того, какъ должно бы быть оно написано. Напротивъ,
наша обязанность заключается въ открытіи способа его толкова¬
нія" и имъ руководиться на пути къ истинному уразумѣнію его
значенія. Когда мы изучаемъ значеніе извѣстнаго мѣста, то един¬
ственною и искреннею цѣлью должно быть уясненіе дѣйствитель¬
наго значенія, а не устраненіе или видоизмѣненіе этого значенія
'въ соотвѣтствіе съ нашими субъективными убѣжденіями. Мы не
должны скрывать отъ себя, что отдаляться отъ яснаго значенія
потому только, что оно не сразу совпадаетъ съ нашими предза¬
нятыми воззрѣніями, есть безчестность, которая, по выраженію
книги Іова, составляетъ особый видъ „лганья для Бога*. Боже¬
ственнымъ укоромъ тремъ друзьямъ Іова имѣлось въ виду именно
навсегда преподать человѣчеству урокъ, что истина и человѣку