Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
обще имена Ъаіішп и Ьаііпш давно уже практически вышли изъ
употребленія. Еслибы таково именно было рѣшеніе, то они могли
бы приписать его неопредѣленность намѣренной неясности. Мы
едвали можемъ понять, вакія предосторожности іудейскій писа¬
тель долженъ былъ принимать, когда онъ въ какомъ либо отно¬
шеніи неблагопріятно касался императорской власти въ эти дни
доносчиковъ и дѣйствія закона объ оскорбленіи величества 3117). I. Флавій пользовался высокою благосклонностью сначала Поппеи
и затѣмъ Флавіевой династіи; въ Римѣ онъ пользовался столь боль¬
шимъ вліяніемъ, что даже вѣроятно почтенъ былъ статуей въ им¬
ператорскомъ городѣ 318): и однакоже онъ неожиданно останав¬
ливается въ своемъ объясненіи пророчества Даніила съ таинствен¬
нымъ намекомъ, что не находитъ благоразумнымъ говорить боль¬
ше 3‘9). Это очевидно изъ опасенія, что онъ, касаясь объясненія
дѣла разрушенія, произведеннаго „камнемъ нерукосѣчнымъ", могъ
подать поводъ думать, что онъ .угрожаетъ Римской имперіи пред¬
стоящимъ разрушеніемъ и гибелью; а на это у него далеко не
хватало смѣлости. Полная неудовлетворительность объясненія при
помощи слова „ латинянинъ “ и заставила быть можетъ нѣкоторыхъ
христіанъ, какъ говоритъ далѣе св. Ириней, попытать счастья съ
именемъ Титанг, которое также даетъ таинственное число 666
і (тгетаѵ=300-е5-+-10-ь300-ь1ч-50=666), и которое имѣетъ еще ту
выгоду, что состоитъ изъ шести буквъ. Въ этомъ случаѣ мысль
также не далеко была отъ сущности дѣла; Титанъ—было однимъ
изъ древнихъ поэтическихъ названій солнца, а солнце было тѣмъ
божествомъ, свойства котораго были наиболѣе любимы Нерономъ,
какъ это невольно представлялось всѣмъ при видѣ его колосса съ
лучезарно-сіяющей головой, часть пьедестала котораго еще и те¬
перь находится близъ развалинъ Колизея 32°). Чернь, привѣтство¬
вавшая его криками: „да здравствуетъ Неронъ Аполлонъ!" хорошо
знала, что ему особенно нравился этотъ именно титулъ. Въ общемъ однакоже греческіе христіане оставались въ нѣ¬
которомъ недоумѣніи и чувствовали нѣкоторую неудовлетворен¬
ность; они- склонны были говорить, вмѣстѣ съ нѣкоторыми изъ
отцевъ 32') церкви, что только время можетъ открыть эту тайну,
или также думать, что тутъ возможно было болѣе чѣмъ одно рѣше¬
ніе. Тѣмъ не менѣе имъ несомнѣнно было извѣстно, чтб собствен¬
но разумѣлось здѣсь, даже еслибы точное числовое значеніе словъ,
которыя могли представиться имъ, не вполнѣ удовлетворяло ихъ.
Въ такомъ состояніи тайна эта и оставалась въ древней христіан¬
ской церкви. Во всякомъ случаѣ предъ ними стояло странное
число— ХЫ-