Первые дни христианства. Часть 2-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 2. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
АПОКАЛИПСИСЪ. ЗВѢРЬ ИЗЪ МОРЯ. • 507 дѣли совершенно тоже самое) кого нибудь подобнаго ему, то
подобное сомнѣніе повидимому совершенно устраняется парал¬
лельнымъ описаніемъ хѵи главы, гдѣ говорится, что изъ семи ца¬
рей таинственнаго Вавилона— 8. Пять пали,' одѵнъ есть, а другой еще не пришелъ; и „звѣрь,
котораго ты видѣлъ, былъ, и нѣтъ его, и выйдетъ изъ бездны";
„звѣрь, который былъ, и котораго нѣтъ, есть восьмый, и изъ чи¬
сла седми, и пойдетъ въ погибель" 284). Можетъ ли быть что ни¬
будь болѣе туманнымъ и запутаннымъ? И однакоже все это весьма
понятно. Ни одно объясненіе не представляло удовлетворительнаго
разрѣшенія этой тайны кромѣ того, которое видитъ здѣсь отго¬
лосокъ широко распространеннаго ожиданія, что Неронъ или въ
дѣйствительности не былъ мертвъ, или что, будучи даже мертвъ,
нѣкоторымъ страннымъ образомъ могъ возвратиться опять. Трупъ
его видѣли только два или три раба, и притомъ люди изъ низ¬
шаго класса. Всѣ они, кромѣ одного или двухъ воиновъ и един¬
ственнаго отпущенника Гальбы, были его нижайшими привержен¬
цами. Казалось непонятнымъ, чтобы послѣ ста лѣтъ самодержа¬
вія послѣдній изъ обоженнаго рода Цезарева долженъ былъ исчез¬
нуть 'такъ — подобно пѣнѣ на водѣ. Подъ пятью царями разу¬
мѣются Августъ, Тиверій, Кай (Калигула), Клавдій и Неронъ. Такъ
какъ тайновидецъ писалъ въ царствованіе Гальбы, то пятый царь
(Неронъ) былъ уже и нѣтъ его; Отонъ, седмой царь, еще не
пришелъ. Когда онъ пришелъ (чтб не могло быть долго, такъ какъ
Гальба былъ уже старъ), ему надлежало царствовать короткое
время, и затѣмъ долженъ былъ прійти восьмой, который, какъ
ожидалось, будетъ опять Неронъ, одинъ изъ прежнихъ семи, и
такимъ образомъ какъ пятый, такъ и восьмой вмѣстѣ. Странно
сказать, что Неронъ возбуждалъ въ себѣ сожалѣніе какъ римлянъ, такъ и парѳянъ 28‘). Такъ какъ Римъ есть „великій городъ‘ (хѵп, 18) я десять роговъ его провинціальные правители—„цари,
которые еще ре получили царства" 28в),—то кажется труднымъ даже и
вообразить какое-либо другое объясненіе этихъ символовъ, кото¬
рые, какъ само собою понятно, апостолъ имѣлъ въ виду сдѣлать
удобопонятными, такъ какъ въ противномъ случаѣ они были бы
совершенно безполезны для его читателей. Но, объяснивъ такимъ
образомъ насколько возможно, кого именно онъ разумѣетъ здѣсь,
тайновидецъ продолжаетъ дѣлать указанія, которыми онъ описы¬
ваетъ характеристическія черты звѣря. Онъ говоритъ, что— 9. Вся земля дивилась звгърю. Въ то время люди радовались
всемогуществу зла и оказывали ему почести въ его конкретномъ
•воплощеніи. Римская чернь сдѣлалась безумнымъ, распущеннымъ
•игрокомъ. И: всякій, кто исполински превосходилъ ее въ этомъ ,;Х