Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. <6=2 урокъ, который- такъ тщательно преподавалъ Сенека, что един¬
ственно-непреоборимый оплотъ власти монарха есть любовь къ нему
народа ■ у -.Неронъ; < началъ смотрѣть на юнаго Британика 'съ естественнымъ
прдозрѣніемъ-и влобною ревнивостью. Исторія представляетъ не мало
примѣровъ, которые доказываютъ, какъ даже въ цивилизованныя вре¬
мена,, даже во времена христіанства опасно положеніе ненавистнаго
наслѣдника на похищенный тронъ. Угрозы Агриппины усилили? въ
Неронѣ нелюбовь къ Британику до отвращенія и безпокойство до
ужаса;. Британикъ былъ прекрасный, здоровый, статный іоноша, ко¬
торый- выказывалъ признаки сильнаго характера и остраго ума. Въ
декабрѣ- 54 г. но- Р. Хр. произошло' маленькое событіе, которое
ррщ болѣе встревожило Нерона. Наступили сатурналіи, которыя
праздновались съ обычною пышностью*и изысканнымъ весельемъ,
и .въ одинъ изъ праздниковъ Неронъ, который по жребію сдѣ¬
лался гех ѣіЪеікЦ, т. е. главою попойки, передавалъ свои мимиче¬
скія распоряженія гостямъ въ духѣ безобидныхъ шутокъ; но чтобы
заставить покраснѣть застѣнчиваго Британика, онъ приказалъ мо¬
лодому , человѣку.: выйти на средину залы и спѣть пѣсню. Безъ ма¬
лѣйшаго смущенія или неловкости, Британикъ выступилъ впередъ
и спѣлъ.. великолѣпный трагическій отрывокъ, въ которомъ намек¬
нулъ па то, какъ онъ былъ лишенъ своихъ, правъ насиліемъ и
преступленіемъ. Эта сцена могла бы произвести неловкое смуще¬
ніе и при всякихъ другихъ обстоятельствахъ; но она еще болѣе
усилила неловкость положенія тѣмъ, что въ полумрачномъ залѣ
пронесся глухой ропотъ удивленія и сочувствія гостей къ цар¬
ственному юношѣ. Однакоже противъ молодаго князя нельзя было
принять какихъ-либо крутыхъ мѣръ, такъ какъ открыто -невоз¬
можно было предать его емерти и не было достаточныхъ предло¬
говъ для .обвиненія его въ уголовномъ преступленіи. Но первое столѣтіе, подобно пятнадцатому, было, вѣкомъ отра¬
вителей. Лакуста находилась все еще въ тюрьмѣ и Неронъ вос¬
пользовался услугами преторіанскаго трибуна Юлія Нолліона для
того, чтобы - достать у нея ядъ, который бы могъ причинить мед¬
ленную смерть. Тутъ не приходилось даже прибѣгать къ услугамъ
ргае&ийіаіог’а или личныхъ приближенныхъ молодаго князя. Уже
ранѣе были приняты мѣры, чтобы злополучный юноша былъ окру-,
женъ только креатурами его враговъ. Ядъ былъ приготовленъ и
поданъ, но онъ оказался недѣйствительнымъ. Неронъ бѣсновался
отъ тревоги, дѣлавшей его дикимъ и звѣрскимъ. Въ народѣ но¬
сились слухи, которые, вѣроятно, получали особенно мрачный ко¬
лоритъ вслѣдствіе ужаса послѣдующей жизни Нерона, именно
слухи о томъ, какъ онъ угрожалъ трибуну и билъ Лакусту за