Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
5:6 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА неотступностью, что народъ едвали даже зналъ, былъ ли онъ
живъ, или уже умеръ. Напрасно Агриппина надѣляла несчастнаго
мальчика своими притворными ласками. Будучи мальчикомъ не¬
обычайнаго ума, Бритапикъ насквозь видѣлъ ея лицемѣріе и не
пытался даже скрывать своего презрительнаго отвращенія, невольно
возбуждавшагося ея притворствомъ. Между тѣмъ въ дѣйствитель¬
ности онъ былъ настоящимъ узникомъ: приняты были всѣ мѣры
къ тому, чтобы держать его въ возможно большемъ отдаленіи отъ
отца. Всякій болѣе или менѣе расположенный къ нему другъ,
всякій болѣе или менѣе вѣрный ему отпущенникъ, всякій, неви¬
димому,, преданный ему воинъ—или былъ тайно уничтожаемъ, или
удаляемъ подъ предлогомъ почетнаго повышенія. Какъ несчастья
ни научили его скрывать своихъ чувствъ, но онъ однажды, слу¬
чайно или по ребяческой запальчивости, отвѣчая на привѣтствіе
своего усыновленнаго брата, назвалъ его Агенобарбомъ, а не Не¬
рономъ, какъ бы слѣдовало по степени его новаго достоинства;
въ качествѣ усыновленнаго сына Клавдія. Ярость Агриппины и
Нерона вслѣдствіе этого не знала границъ. И эта „дерзость" (въ
такомъ именно свѣтѣ этотъ внезапный поступокъ безпечности или
случайнаго взрыва негодованія былъ выставленъ передъ Клавдіемъ)
сдѣлала злополучнаго мальчика еще болѣе безпомощйою жертвою
махинацій его мачихи. Изъ мѣсяца въ мѣсяцъ она сплетала во¬
кругъ него сѣть своихъ интригъ. Преторіанцы были склонены ею
на свою сторону лестыо, дарами и обѣщаніями. Двойная префек¬
тура Луція Геты и Руфія Криспина была замѣнена назначеніемъ
Офранія Бурра, честнаго солдата, но сторонника императрицы,
которой онъ такимъ образомъ обязанъ былъ своимъ, возведеніемъ
на самый завидный постъ въ римской арміи. Всемогущихъ отпу¬
щенниковъ Клавдія Агриппинѣ нечего было много бояться. Кал¬
листа уже не было въ живыхъ, а противъ всякаго другаго она
пользовалась вліяніемъ Палласа и Варкиеса. Палласъ былъ ея
преданнымъ сторонникомъ и любимцемъ, а Наркиссъ боялся оказы¬
вать ей какое либо противодѣйствіе, потому что восшествіе Бри-
таника на престолъ было бы равносильно смертному приговору
для него, такъ какъ онъ былъ главнымъ дѣятелемъ въ ниспровер¬
женіи Мессалины. Что касается особыхъ знаменій, возбуждавшихъ въ народѣ
суевѣрный ужасъ, именно странныхъ явленій, что въ день усы*
новленія Нерона небо какбы пылало въ огнѣ, и удары землетря¬
сенія потрясали Римъ въ тотъ самый день, когда онъ надѣлъ тогу
возмужалости, то Агриппина нисколько не обращала на нихъ вни¬
манія; она не признавала никакого знаменія, которое бы не обѣ¬
щало успѣха ея дѣлу: она уже зашла такъ далеко, что теперь