Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
іші лапа—діш—лх ІГОПЗПШГБЗ^ они преступно выдавались звѣрствомъ своихъ наклонностей. Они
получили прозвище Агенобарба, т. е. мѣдной бороды, вслѣдствіе
одной легенды о своемъ родѣ, служившей объясненіемъ ихъ физи¬
ческой особенности ,02). На шесть поколѣній раньше, ораторъ Крассъ
замѣтилъ о Домиціѣ Агенобарбѣ того времени: „неудивительно, что
его борода была ивъ мѣди, такъ какъ его ротъ былъ изъ желѣза,
и его сердце ивъ свинца1'. Но хотя преданіе о жестокости и вѣ¬
роломствѣ переходило изъ рода въ , родъ і03), они, повидимому, до¬
стигли своей вершины въ отцѣ Нерона, который звѣрскимъ нра¬
вомъ своего рода придалъ еще оттѣнокъ пошлости и низости. Его ра¬
спущенные нравы возмущали даже тотъ распущенный вѣкъ, и въ
народѣ съ отвращеніемъ говорили, какіе совершалъ онъ обманы во
время своего преторства; какъ онъ убилъ одного изъ своихъ отпу¬
щенниковъ только потому, что тотъ отказался пить столько, сколько
онъ ему приказывалъ; какъ онъ намѣренно переѣхалъ бѣднаго маль¬
чика на Аппіевой дорогѣ; какъ въ свалкѣ на форумѣ онъ вышибъ
глазъ одному римскому всаднику; какъ онъ наконецъ былъ изгнанъ
въ ссылку за еще болѣе постыдное преступленіе. Объ этомъ чело¬
вѣкѣ, который былъ,. омерзителенъ въ каждомъ періодѣ своей жизни “,
ходилъ анекдотъ, что, когда спустя девять лѣтъ послѣ его брака,
ему возвѣщено было о рожденіи его сына Нерона, онъ отвѣчалъ на
поздравленія своихъ друзей замѣчаніемъ, что отъ него и Агриппины
ничего не можетъ родиться, кромѣ самаго ненавистнаго существа,
гибельнаго для общества. Агриппинѣ былъ двадцать одинъ годъ, когда римскій престолъ
перешилъ къ ея брату Каю. Къ концу его царствованія она была
замѣшана въ заговорѣ Депида и была сослана на пустынный
островъ Понтіи. Кай захватилъ все имущество какъ Домиція, такъ
и Агриппины. Неронъ, ихъ маленькій ребенокъ, бывшій' тогда
трехъ лѣтъ отъ роду, былъ переданъ, въ качествѣ безпріютнаго и
лишеннаго всякихъ средствъ сироты, на попечете его тетки До¬
мищи, матери Мессалины. Эта дама ввѣрила воспитаніе ребенка
двумъ рабамъ, вліяніе которыхъ отражалось на немъ въ течете
многихъ послѣдующихъ лѣтъ. Одинъ ивъ нихъ былъ цирульникъ,
другой—танцоръ. Цо восшествіи на престолъ Клавдія, Агриппинѣ было возвра¬
щено ей прежнее положеніе и имущественное состояніе, и она,
опять предалась попеченію о своемъ ребенкѣ. Это былъ, какъ можно
видѣть изъ его раннихъ бюстовъ, ребенокъ необычайной красоты,
которая дѣлала его предметомъ особенной гордости матери.
Начиная съ этого времени ея единственнымъ желаніемъ, повиди¬
мому, было возвысить мальчика на степень императорскаго досто¬
инства. Напрасно астрологи предостерегали ее, что его возвышеніе